Вафа Гаджиева купила квартиру, пришла, а там другой хозяин сидит Ирония судьбы или с легким судом вас!

Эльдар Алиев, собкор

Продажа одной и той же квартиры в новостройках нескольким лицам – довольно распространенное мошенничество в Азербайджане. Не помогает и уголовное преследование подобных мошенников. Ведь, как правило, к ответственности привлекается зиц-председатель строительной компании, специально нанятый для этой цели. А реальные владельцы бизнеса присваивают деньги обманутых граждан. Квартира же в итоге обычно (после долгих судебных мытарств) достается тому, кто приобрел ее первым. Все это хорошо известно. Вроде бы уже и удивить нечем, тем не менее как строители, так и наша судебная система смогли нас в очередной раз удивить. И произошло это в самой высшей инстанции - в Верховном суде. И этот случай показал, что апрельское распоряжение главы государства о судебно-правовых реформах не всеми судьями воспринято еще в должной мере.

дома, построенные компанией “Sahil-D Kompani”

Вкратце о сути вопроса. В 2013 году обратившаяся в редакцию Вафа Гаджиева заключила договор с застройщиком ООО “Sahil-D Kompani” и приобрела у него за 124480 манатов (оплата подтверждается официальной финансовой  справкой) трехкомнатную квартиру № 62 площадью 155,6 кв.м. по улице  Ф.Байрамова-1156, в жилом доме № 2. Поменяла она входную дверь, установила замки, но не вселилась - квартира на 15-м этаже, а лифт установили только в 2017 году. Гаджиева периодически посещала новую квартиру, но через пару лет ее перестали пускать даже в подъезд дома. Уже было известно, что арестованное руководство “Sahil-D Kompani” - фигурант уголовного дела по продаже одних и тех же квартир нескольким лицам, а глава компании Мазахир Джафаров в 2015 году повесился в тюрьме. Пыталась Гаджиева решить вопрос миром - не вышло, и обратилась в Наримановский районный суд, обязавший застройщика (постановление от 17 октября 2017 года) сдать ей квартиру. А поскольку застройщик не обжаловал постановление, оно вступило в законную силу.

Но не тут-то было! Даже видавшие виды приставы удивились, когда обнаружили в указанной квартире… гражданку Ирана Зохру Халилзад, заявившую, что именно она является собственницей и ничего не знает о суде. И обжаловала его решение. Бакинский апелляционный суд выяснил, что в 2009 году она приобрела у стройкомпании “STS” за 62500 манатов квартиру № 77 площадью 155,6 кв.м по адресу Баку, Ф.Байрамов, 1156, но жилой дом № 3. Правда, она так и не представила ни оригинала, ни нотариально заверенной копии договора между ними. Более того, выяснилось, что квартиру она приобрела у другого гражданина, а “STS” вообще не строила там здания. Но все это и не важно, аргументы Гаджиевой однозначно свидетельствуют в ее пользу. Халилзад обратилась в правоохранительные органы, когда уже велось уголовное дело по факту мошенничества руководства “Sahil-D Kompani” и в этом деле владелицей спорной квартиры значилась Гаджиева. Трудно сказать, как велось дело, но в 2014 году “Sahil-D Kompani” взамен потерянной квартиры в другом доме оформила на имя иранской гражданки квартиру Гаджиевой. И странно, как глава “Sahil-D Kompani” М.Джафаров мог подписать с Халилзад состряпанный договор, если он к этому времени уже был арестован и не мог этого сделать.

Итак, Гаджиева приобрела свою квартиру в 2013 году у “Sahil-D Kompani” по улице Ф.Байрамова-1156, жилой дом № 2. А Халилзад – в 2009 году у “STS” по тому же адресу, но в жилом доме № 3. То есть речь идет о разных квартирах в разных зданиях, приобретенных у разных застройщиков. Но у которых были одни и те же владельцы. Вот почему “Sahil-D Kompani” с такой легкостью «оформила» на Халилзад квартиру, уже проданную Гаджиевой. При этом Халилзад не заплатила “Sahil-D Kompani” ничего, хотя и говорит (документов нет), что заплатила “STS” 62500 манатов. А Гаджиева заплатила “Sahil-D Kompani” 124480 манатов. Для решения такого конфликта не требуется быть юристом. Да, Халилзад, возможно, тоже жертва строймошенников. Но на чужом несчастье свое счастье не построишь, тем более свой дом. Она имеет право, но на квартиру не в доме №2, а в доме №3! Так решил и Бакинский апелляционный суд, не удовлетворивший ее жалобу. И Верховный суд под председательством судьи Алескера Алиева отклонил ее кассационную жалобу, оставив квартиру за Гаджиевой. Решение вступило в силу?

исполнительный директор Sahil-D Kompani Адиль Гусейнов

Как бы ни так. Верховный суд еще не представил сторонам свое решение в письменном виде, а Халилзад уже подала дополнительную кассационную жалобу в его Пленум. Да, есть в Азербайджане и такая де-факто судебная инстанция по рассмотрению жалоб на уже вступившие в силу судебные решения. Рассматривать эти жалобы или нет – решает главный судья страны Рамиз Рзаев. Не трудно понять, что Пленум, где заседают все судьи высшего судебного органа страны, как правило, удовлетворяют рассматриваемые жалобы.

При избирательном подходе к поступающим жалобам иного трудно и ожидать. Надо ли при этом говорить, что Европе институт дополнительной кассации просто неизвестен, и ведущие эксперты крайне негативно относятся к нашей практике. А Европейский суд по правам человека всегда ратует за стабильность вступивших в силу судебных решений и соблюдение принципа определенности в отношении них. Думается, в результате проводимых судебно-правовых реформ эта аномальная судебная инстанция под названием дополнительной кассации будет ликвидирована. Да и зачем нужен еще один высший орган над законным высшим органом, если он принимает дополнительную кассационную жалобу Халилзад, которая еще не успела ознакомиться с решением кассационной инстанции, т.е. Гражданской коллегии Верховного суда, которое еще не было предоставлено сторонам. Как можно оспаривать решение, с аргументами которого даже не знаком?

Может, юридическая сторона жалобы Халилзад перевесила эти «мелочи». Но адвокат Гаджиевой Акрам Гасанов говорит, что согласно статье 424 Гражданско-процессуального кодекса Пленум Верховного суда рассматривают дела исключительно по вопpосам пpава, т.е. не исследует доказательства и не рассматривает дело по существу.

А главный судья направляет дело в Пленум при наличии хотя бы одного из следующих оснований: 1) если решение суда кассационной инстанции было вынесено на основе пpавовой ноpмы, пpизнанной Конституционным судом несоответствующей Конституции (такого решения Конституционного суда нет); 2) если судом кассационной инстанции pазpешен вопpос о пpавах и обязанностях лиц, не пpивлеченных к участию в деле, повлекший наpушение их пpав (Халилзад была привлечена к процессу по своей же жалобе уже в апелляционной инстанции, куда не смогла представить ни одного дополнительного доказательства в свою пользу); 3) если pезолютивная часть решения суда кассационной инстанции не соответствует описательной или обосновывающей частям этого решения, чего не могло быть, поскольку Халилзад не была знакома с текстом решения кассационной инстанции; 4) если нарушены правила подсудности (но и такого нарушения не было).

По утверждению адвоката, в жалобе Халилзад вообще не ставились вопросы права, а излагались претензии к рассмотрению фактических обстоятельств дела. И  вообще непонятно, на основании какого из четырех указанных оснований подана жалоба. На Пленуме 31 октября 2018 года судья Хагани Мамедов прямо спросил об этом. Ее адвокат замялся, последовала гробовая тишина, которую прервал председатель, объявивший вопрос «неправильным» и снявший его из протокола. По словам Гасанова, такой шок он не испытывал еще ни на одном судебном процессе - как вопрос об основании жалобы может быть неправильным - он и есть самый главный. Об этом и заявил в ответном выступлении, но его вопросы о том, как эта жалоба попала в Пленум и почему такое простое дело удостоилось столь высокого внимания, высшие судьи страны оставили без ответа. Стало ясно - судьба дела предрешена. Но как и на основании чего Пленум отменил предыдущие судебные решения?

Пленум Верховного суда Азербайджана

А это оказалось «просто». Председатель неожиданно дал слово «руководителю» застройщика “Sahil-D Kompani” Адилаге Гусейнову, хотя компания не подавала даже апелляционную жалобу, т.е. изначально согласилась с решением Наримановского суда в пользу Гаджиевой. Значит, застройщик не мог быть участником судебного слушания на Пленуме. И тем более от имени компании не мог выступить Гусейнов, который не значится в госреестре коммерческих юридических лиц в качестве законного представителя компании (формально руководителем компании все еще является покончивший с собой в тюрьме в 2015 году М.Джафаров) и не имеет даже доверенности. Короче, выступил непонятно кто от имени компании, которая согласилась с решением еще суда первой инстанции. Может этот руководитель-самозванец сказал Пленуму что-то ценное? Да, по его словам, Гаджиева не заплатила за квартиру и компания аннулировала договор с ней. А доказательств не представил. Да и откуда им быть, если в материалах дела лежит финансовая справка, выданная компанией Гаджиевой и подтверждающая оплату стоимости квартиры. Тем не менее, Пленум отменил предыдущие судебные решения и вернул дело на повторное рассмотрение в апелляционный суд.

По сути, Пленум взял на себя роль суда первой инстанции, заново рассмотрев дело на основе только ему ведомых аргументов. Вопреки решению Конституционного суда от 2005 года о том, что Верховный суд не имеет права собирать и оценивать новые доказательства по рассматриваемым делам. Его дело – рассматривать споры о праве, законе, а не оценка фактов. Но верховные судьи приняли в качестве «доказательства» устные показания самозванца, выступившего от имени компании, которая уже не была участником судебного процесса. Короче, дело вернули на повторное рассмотрение.

А в апелляционном суде дело повторно рассматривалось уже под председательством новоиспеченного судьи Заура Алиева, который ринулся исполнять решение вышестоящей инстанции. Теперь здесь рассматривали уже не только жалобу Халилзад, но и встречный иск “Sahil-D Kompani” против Гаджиевой, будто она оплатила стоимость квартиры не компании, а третьему лицу. Это не только противоречило финансовой справке компании, но и совершенно не имело отношения к делу. Невозможно принять встречный иск от стороны, которая даже не подала апелляционную жалобу, согласившись с решением суда первой инстанции. В ход пошли и явно сфальсифицированные документы. Якобы компания аннулировала договор с Гаджиевой, о чем письменно ее известила. Выкопали даже «подтверждение» получения извещения по адресу квартиры, которая уже несколько лет не принадлежит Гаджиевой.

Вообще, в течение всего процесса ни Халилзад, ни “Sahil-D Kompani” не представили ни одного оригинального документа - одни ксерокопии, которые суд не может по закону считать доказательством. Но апелляционная инстанция 4 марта 2019 года на этот раз стала на сторону Халилзад. Якобы она истинный приобретатель квартиры, хотя передавшей ей квартиру компания она ни копейки не заплатила.

Теперь уже Гаджиевой пришлось обращаться в Верховный суд с кассационной жалобой. Заседание под председательством судьи Ильгара Халафова было коротким, несмотря на обширную жалобу. А решение оказалось в пользу Халилзад, оно оказалось в разы меньше по объему, а по сути не содержало никаких аргументов - судьям явно было неловко писать подробное решение по столь странному делу. Правда, потом стало известно, что сам председательствующий Ильгар Халафов так и не согласился с этим решением и написал особое мнение. Решение было принято благодаря другим судьям – Гахраману Аллахвердиеву и Энверу Шадиеву. Всегда найдутся «правильные товарищи».

Мы не знаем, кто так рьяно покровительствует иранской гражданке Халилзад в Азербайджане, и как она смогла добиться незаконного судебного решения. Может, традиционное чувство гостеприимства заставило высших судей уважить просьбу иностранки, может, подались чувству жалости - в конце концов, она тоже жертва. Возможно, все дело в том, что она занимает солидное положение в компании «Азерсун». В любом случае, если ей удалось воспользоваться изъянами нашей судебной системы, виновата, прежде всего, эта система. Уж не потому ли так часто происходят в нашей судебной системе и более масштабные злоупотребления? Но им, как видно даже из приведенной истории, приходит конец – судьи стали открыто протестовать против «подсказок» своих руководителей.

Многие судьи уже почувствовали освежающее дуновение подписанного 3 апреля главой государства распоряжения об углублении реформ в судебно-правовой системе. В нем рекомендуется «председателям и судьям всех судов Азербайджанской Республики неуклонно соблюдать в своей деятельности справедливость, законность, беспристрастность, гласность, равенство каждого перед законом и судом и другие принципы правосудия, закрепленные в Конституции и законах Азербайджанской Республики». А Верховному суду конкретно рекомендовано «в целях обеспечения стабильности подхода к решению правовых вопросов в судах принять серьезные меры для формирования единой судебной практики».

Правда, в приведенном случае пока правде не удалось одержать верх над несправедливостью, но уже можно уверенно сказать – ждать осталось недолго. Ведь в том же Верховном суде нашлись судьи, которые пошли против воли руководства. Так, председательствующий судья Алескер Алиев решил дело в пользу Гаджиевой на стадии первого кассационного рассмотрения. На стадии дополнительной кассации на Пленуме судья Хагани Мамедов тоже выразил свое особое мнение. Тоже вопреки желанию своего председателя. А на стадии повторного кассационного рассмотрения председательствующий судья Ильгар Халафов и вовсе не согласился с «высоким мнением», написав особое мнение. Значит, есть у нас судьи с большой буквы. И они пока не верховодят, но день этот виден уже невооруженным взором. И тогда никто не сможет отнять квартиру у гражданки Азербайджана и отдать ее гражданке Ирана.

10045 просмотров