Глава МИД Латвии в интервью haqqin.az: «С Эльмаром Мамедъяровым мне трудно соревноваться»

Беседовал: Владимир Решетов, спецкор

В преддверии наступающего нового, 2020 года министр иностранных дел Латвии Эдгарс Ринкевичс дал эксклюзивное интервью haqqin.az.

Редакция haqqin.az поздравила министра с наступающим Новом годом и пожелала правительству и народу Латвии развития и процветания в наступающем году.

Представляем вашему вниманию беседу с латвийским министром.

- Недавно в Латвии был с визитом ваш коллега из Азербайджана господин Эльмар Мамедъяров. Как вы можете оценить этот визит и какие вопросы затрагивались во время него?

- Завтра наступит 2020 год. Надеюсь, что он будет менее бурный, чем уходящий, правда, это никто не может предвидеть. Что касается визита моего коллеги, это был официальный визит, который показал, что наши двухсторонние отношения достигли очень хорошего согласия. У нас есть очень много общих интересов, как в двусторонних отношениях, развитии экономических отношений, так и в обсуждении региональных вопросов.

В основном мы говорили о трех больших блоках вопросов. Первый — двусторонние отношения, особенно экономические связи. В отношениях политических у наших государств они очень хорошие, происходят регулярные контакты на разных уровнях — между президентами, отраслевыми министрами, министрами иностранных дел. Но в экономическом сотрудничестве мы концентрируемся на запланированном на следующий год заседании межправительственной комиссии в Риге. Она какое-то время не собиралась по разным причинам, в том числе техническим.

Мы много говорили о том, как побудить наши авиакомпании перейти от сезонных рейсов к круглогодичным. Говорили о сотрудничестве между аэропортами, так как растет объем грузов, которые из Риги транспортируется дальше, в Азиатский регион, и наоборот, из Баку в Ригу и далее на запад.

Второй блок - взаимоотношения с Евросоюзом, особенно в контексте «Восточного партнерства» со стратегическим партнерством, которое наши коллеги из Азербайджана хотят видеть таким большим элементом сотрудничества.

И третий — понятно, региональные вопросы: разумеется, проблематика Нагорного Карабаха. Коллега информировал о видении ее с азербайджанской стороны в этом контексте. Я, со своей стороны, подтвердил нашу позицию, что надо уважать принципы международного права, надо уважать принцип мирного урегулирования конфликта. А также что создан особый инструмент, так называемая Минская группа. Это были три больших блока, по которым мы дискутировали.

- Но вы удовлетворены?

- Конечно, ведь визит был очень хорошим, состоялся очень широкий обмен мнениями. Как я говорил, статус официального визита — это особый акцент на том, что наши межгосударственные отношения на очень хорошем уровне. Потому я очень доволен визитом и обменом мнений. Мы уже достаточно большое время с господином Мамедъяровым знаем друг друга. Хотя со временем, которое проработал Эльмар, мне трудно соревноваться (улыбается) — 15 лет на посту министра, а я на должности министра иностранных дел 8 лет. И для меня это далеко не первый визит, у нас регулярный обмен визитами. Я был в Баку в феврале 2017 года, а мой коллега здесь был в 2015-м. Так что у нас этот процесс происходит довольно регулярно, и думаю, что продолжится.

Не забудем, что министр иностранных дел Азербайджана передал приглашение нашему президенту Эгилсу Левитсу от президента Ильхама Алиева посетить Азербайджан. Теперь нужно только согласовать календари.

- И, конечно же, одним из главных вопросов в повестке дня является участие Азербайджана в программе ЕС «Восточное партнерство». На каком этапе находится эта программа, какую роль играет Латвия по отношению к такому государству, как Азербайджан?

- Думаю, что мы находимся в данный момент в такой ситуации, когда этот год особенный - прошло 10 лет с начала программы. Это момент, когда надо осмотреться, что стало позитивным, но может быть. Есть вещи, которым нужен стимул для улучшения. Конечно, надо обязательно упомянуть структуры — саммиты, заседания, не только секторальные. Излишне говорить, что перспективы «Восточного партнерства» очень хорошо структурированы. Мы хотели бы, чтобы «Восточное партнерство» было бы в повестке дня Европейского союза и далее. Если мы посмотрим, где мы можем сделать больше, мы можем больше смотреть на практическое сотрудничество — транспорт, энергетику, дигитальную сферу, телекоммуникации. Несомненно, это области, где можно теснее сотрудничать.

Говоря о Латвии и Азербайджане, могу сказать, что ЕС с каждым государством «Восточного партнерства» должен развивать особый подход в механизме сотрудничества.

У нас есть три государства, которые заключили договор об ассоциации — Украина, Молдова, Грузия. Эти три государства хотят когда-нибудь стать членами Евросоюза. И здесь один комплект инструментов сотрудничества.

Есть такие государства, как Беларусь, Азербайджан, Армения, каждое из которых видит сотрудничество с Евросоюзом по-своему. Здесь надо искать индивидуальный подход.

Мне хотелось бы надеяться, что будет новый всеохватывающий договор сотрудничества между Европейским союзом и Азербайджаном, это в наших интересах.

Мне хотелось бы надеяться, что нам удастся найти общий знаменатель сотрудничества в области энергетики, телекоммуникаций, в дигитальной сфере. Речь шла о тех местах, где Азербайджан будет активным игроком между Евросоюзом и Центральной Азией, Китаем, скажем, в региональных рамках. Об этом мы тоже говорили с господином Мамедъяровым.

- Из этого вашего ответа вытекает вопрос о новом Великом Шелковом пути, о сотрудничестве Латвии и Азербайджана в такой глобальной цепи. Какое место занимают они в этой цепочке? Можно ли сказать, что новый Великий Шелковый путь уже реализованный проект, или он еще в процессе создания?

- Я бы сказал, что мы, конечно же, ищем лучшую модель сотрудничества. Тогда, когда все началось, были одни надежды, ожидания и практика. Этот механизм сотрудничества создается. Он еще не полностью оформился. Нельзя сказать, что все закончено и все в порядке.

Есть очень большой интерес стран формата «17+1», - стран Восточной и Центральной Европы и Китая к сотрудничеству со странами Кавказа, через Центральную Азию сотрудничать в сфере логистики и транспортных путей. Мы видим, что, например, с нашей перспективы были попытки тестировать контейнерные поезда не только технически, как они могут проехать, но и таможенно-пограничные процедуры.

Второй аспект, о котором я говорил и который не менее важный, чем железная дорога, автоперевозки, это воздушное сообщение. Так как мы действительно с большим интересом констатируем, что будем делать в рамках работы межправительственной комиссии. Мы видим, что объем перевозки грузов растет прямо через наши аэропорты — через Рижский и Бакинский аэропорты. Дальше грузы идут в Индию, Китай,  Центральную Азию.

Я думаю, что это совершенно точно одна из совершенно новых интересных перспектив среди отраслей, про которые мы не говорили лет так пять. И сейчас она развивается так, что мы какое-то время не думали, что она вообще разовьется. И с этой точки зрения я бы сказал, что в соединении Европы - Северной Европы, Восточной Европы и Кавказа Азербайджан играет очень серьезную роль. Центральная Азия, Китай и экономические игроки других регионов только развиваются. Потому рано говорить, что это завершенный проект.

- Как известно, Латвия это государство, в котором нет больших природных ресурсов — нефти, газа. Азербайджан, напротив, обладает ими. Мы можем предложить этой стране какие-то инновационные продукты, технические решения, компьютерные решения. Но от Азербайджана мы не получаем ни нефти, ни газа. Хотя все же что-то получаем: например, что можно найти на рижском Центральном рынке - фрукты, овощи, соки.

- Я бы сказал, что не совсем правильно говорить, что мы не получим от Азербайджана энергоресурсы (хитро улыбается), так как сотрудничество ЕС и Азербайджана шире, используется потенциал, который может дать трубопровод. Потому я бы не списывал это со счетов, имея в виду контекст сотрудничества Евросоюза и Азербайджана.

Если мы говорим о двустороннем сотрудничестве, то очень большой интерес у наших азербайджанских коллег имеется к информационным технологиям, дигитальным решениям, программатуре разных видов. Здесь совершенно точно - очень большой потенциал.

У нас есть интерес, если говорить о транспорте и логистике, где может быть точка соприкосновения государств, и надо отдельно говорить об импорте сельскохозяйственной продукции.

При этом не надо забывать, что в силе тарифы, которые действуют в Евросоюзе. Но можно достигнуть лучшего соглашения между ЕС и Азербайджаном с некоторыми преференциями для этой страны. Это общий вопрос для Евросоюза. Вопросы торговли находятся в компетенции Еврокомиссии и ответственности стран-членов.

Я вижу еще одну серьезную отрасль сотрудничества — образование, обмен студентами. И здесь совершенно точно: в Латвии учатся студенты из Азербайджана, но мы были бы рады видеть их еще больше.

Третья вещь, если мы говорим о латвийско-азербайджанском экономическом сотрудничестве, туризм. Мы много раз говорили о росте туризма. Не слишком много латвийских жителей, хоть и есть прямые сезонные рейсы, летают в Азербайджан с туристическими целями, могло бы быть их больше и из Азербайджана — чтобы летом прилетали в Юрмалу, на курорты Латвии, в Ригу. Но совершенно точно: здесь есть потенциал, который можно развивать.

Таким образом, информационные технологии, образование, туризм, отрасль фармакологии — это из тех блоков, по которым можно работать. Необязательно говорить только о нефти, газе, о других вещах. Есть много того, что может развивать торговлю.

- В связи с санкциями, которые вступили в действие по поводу Nord Stream-2 и  против «Турецкого потока». Азербайджан имеет так называемый «Южный поток». Это конкурент Турции, России, и хочет доставлять газ в Южную Европу — Болгарию, Румынию. Может ли быть так, что Латвия будет лоббировать этот проект, или нет?

- Проект всегда можно лоббировать, но в конце проекта всегда экономическая целесообразность. Я бы сказал так: Латвия всегда ясно высказывалась, что Европейский союз не может зависеть от одного поставщика энергоресурсов. Наша страна вместе с другими странами Балтии, многими странами Центральной Европы довольно ясно высказала свою оппозицию проекту Nord Stream.

Но мы видим, что у нас есть альтернатива — норвежский газ. Мы знаем, что из альтернатив у нас есть Азербайджан. Мы знаем, что среди альтернатив есть прибрежные ресурсы Северной Африки, не говоря уже о таких ресурсах, какими обладают США, Катар. Список я могу продолжать.

Латвия всегда поддерживала диверсификацию, и думаю, что упомянутый вами проект мог бы очень хорошо вписаться в эту самую диверсификацию. Если мы зависим от одного или двух поставщиков, то эта экономическая зависимость очень быстро может перейти в политическую. Если будет больше поставщиков, в конце концов от этого выиграют потребители.

В конце концов цены уменьшатся и чисто политические риски уменьшатся. Не будем говорить громкие слова о лоббировании или  нелоббировании, но каждому проекту надо быть целесообразным с экономической точки зрения. Но мы выступаем за максимальную диверсификацию, потому видим место для этого проекта.

- Еще вопрос об энергоносителях. В Литве пять лет существует терминал по приему и переработке сжиженного газа. В Клайпеду идут большие корабли с газом из США. Не планирует ли Латвия строить подобный терминал?

- У нас все еще идут дискуссии — строить или не строить терминал. Пока что решения правительства на эту тему нет.

- То, что Азербайджан стал очень стремительно развивающимся государством, означает, что заложил корни этого Гейдар Алиев.

- Мы совершенно определенно видим, что с начала 90-х годов, когда Азербайджан восстановил свою независимость, а она возникла еще в 1918-1919 годах (и мне мой коллега именно здесь вручил награду в связи со 100-летием дипломатической службы Азербайджана), государство очень прогрессировало. И несомненно, это заслуга азербайджанских руководителей и всего народа.

Но я хотел бы сказать, что мы действительно рады тому, как органично в жизнь Латвии вжилась азербайджанская община, и она заметна в разных сферах. Не обязательно быть большим артистом, химиком или писателем. Очень важно быть лояльным к государству, где бы ни работал: все равно — полиция, экономика или какая-то другая отрасль.

Я хорошо помню концерт, в котором когда-то в Риге был Муслим Магомаев, плеяда других артистов. Но вот жил ли здесь кто-то из таких азербайджанцев и внес свой вклад — тут я попался…

Если говорить об импорте фруктов и овощей из Азербайджана, мне лично больше всего нравится гранатовый сок! Это то, что вы лучшего качества здесь не найдете.

Знаете, мы в нынешних обстоятельствах быстро забываем о многих вещах. 30 лет назад конфеты «Лаймы» и азербайджанские плоды - гранаты, виноград, а на центральном рынке в Риге всегда были торговцы из Азербайджана… А сейчас конфеты «Лаймы» или рижский бальзам, продукция «Дзинтарса» или радиоаппаратура теперь ушли в прошлое… Может быть, среднее и старшее поколение это еще вспоминает.

Сейчас нам надо открывать другие перспективы. Очень меняются вещи. Например, я был в своем первом визите в Баку в 2002 году, а последний состоялся в 2017-м. А вообще я был в Азербайджане раз 7-8. Не могу сравнить ни страну, ни город, какими они были 17 лет тому назад, с тем, что мы видели в 2017 году. Совершенно другой город. Очень позитивные перемены. Совершенно новые дома. Но так же, как в Риге, много советских зданий, тоже надо многое обновить. Но мы очень быстро развиваемся. Главное, поддержать контакты, которые у нас когда-то были. Мне кажется, нам это удалось.

4237 просмотров