Путин и Эрдоган не разделили Ливию актуальный комментарий, все еще актуально

Икрам Нур, автор haqqin.az

Президент России Владимир Путин и президент Турции Реджеп Эрдоган призвали конфликтующие стороны в Ливии прекратить боевые действия в ночь на 12 января.

Как и следовало ожидать, это обращение было сделано после личной встречи лидеров двух стран 8 января в Стамбуле, на церемонии открытия «Турецкого потока». Традиционно прозвучали фразы о «приверженности территориальной целостности Ливии», а также о том, что «стабильность в стране можно достичь лишь в ходе инклюзивного межливийского диалога». В переводе на язык журналистики это означает, что пока никаких конкретных договоренностей не достигнуто. И – что взаимоприемлемого решения по Ливии у Москвы и Анкары нет.

В раздумьях о "Ливии раздора"

Что было вполне ожидаемо после того, как ничем закончилось трехдневное – с 23 по 26 декабря – пребывание в российской столице турецкой делегации, в состав которой помимо дипломатов входили также военные и сотрудники разведки. Единственным итогом прошедших тогда консультаций были короткие справки, подготовленные каждой из сторон для своих президентов, в надежде, что какие-то позиции Владимиру Путину и Реджепу Эрдогану удастся согласовать в ходе личной встречи.

Впрочем, совместное заявление и призыв противоборствующих сторон к прекращению огня – все же, надо признать, не самое худшее развитие ситуации «Ливии раздора» в российско-турецких отношениях. Поскольку после состоявшегося второго января нынешнего года решения Великого национального собрания (парламента) Турции о выдаче Эрдогану мандата на отправку турецких военнослужащих в Ливию возникла реальная опасность куда худшего сценария. А именно – прямого военного столкновения российских наемников и турецкой армии.

Причем, последствия для двусторонних отношений могли быть самыми непредсказуемыми. С одной стороны, в случае массовой гибели россиян в Ливии Кремль мог бы продолжать делать вид, что их там нет. Собственно, так уже было - в Сирии, с бойцами ЧВК «Вагнер», нарвавшимися на неожиданный отпор со стороны американцев в районе Дэйр-эз-Зора. Но это означало бы серьезную «потерю лица» для Москвы в регионе, где она так стремится занять исключительное положение посредника. С другой – пришлось бы объявлять, что Турция вновь «воткнула нож в спину», как это было, когда турецкие ВВС сбили российский боевой самолет. Но это означало бы необходимость принятия ответных мер.

Каждая из противоборствующих сторон в Ливии надеется, что верблюд упадет на ее сторону

Конечно, самым удачным был бы вариант «взять все и поделить» - выдавить или ликвидировать агентов влияния всех остальных иностранных держав, вынести других внешних системных игроков и разделить Ливию на две зоны влияния – российскую и турецко-катарскую. Но такой сценарий – из области чистой фантастики, поскольку тогда конфликтовать придется уже не с отдельными внешними игроками, а с международной коалицией.

Ситуация осложняется тем, что желание стать посредниками в ливийском конфликте испытывают не только Анкара и Москва. Вечером 8 января – вот уж действительно какая-то судьбоносная дата для Ближнего Востока в наступившем году, столько значимых событий произошло в этот день - итальянское издание La Repubblica сообщило, что Саррадж и Хафтар находятся в Риме для переговоров при участии премьер-министра Италии Джузеппе Конте.

На дворе еще 10 января, а уже понятно, что ливийская проблематика будет одним из лидеров и международной активности, и сообщений международных информационных агентств. Между Триполи и Тобруком в военном плане возникло временное равновесие. Но оно не устраивает Хафтара, представители которого вчера, 9 января, по сути ответили отказом на российско-турецкое предложение о прекращении огня. Нынешняя ситуация представляется соблазнительной для ряда внешних игроков – еще одно усилие в пользу какой-то одной из двух сторон и победа будет за нами, еще всего лишь соломинка – и верблюд свалится на нашу сторону.

Проблема в том, что за любым из действий этих игроков самым пристальным образом следят их противники. И на любое действие, угрожающее возникшему там балансу тут же ответят симметричным образом. Пока в Ливии позиционный тупик, причем для всех. Что, разумеется, никого особо не устраивает, но и обострять конфликт никто пока, кроме местных, не стремится.

Анкара отступать не намерена, пусть даже ее готовность расширить здесь свое военное присутствие пока является только «демонстрацией флага». Москва не приняла еще окончательного решения о том, готова ли она взвалить на себя еще и «ливийское» внешнеполитическое бремя. К тому же, не определилась с кем его разделить. Но долго эта ситуация неопределенности продлиться не сможет, а потому - ждем новостей.

8448 просмотров