Воссоединение Китая и Тайваня снова откладывается по горячим следам

Шэн Сию, специально haqqin.az

Цай Инвэнь во второй раз избрана президентом Тайваня/Тайбэя. Пекин обвиняет Запад во вмешательстве в выборы, а победительницу - в применении «грязной тактики».

Согласно обнародованным в воскресенье, 12 января, окончательным данным, в поддержку 63-летней Цай Инвэнь проголосовали 57 процентов избирателей, тогда как за ее соперника Хань Го Ю - лишь 39 процентов.

Цай Инвэнь обращается к сторонникам после объявления о ее победе на выборах, Тайвань, 11 января 2020 года

Власти в Пекине назвали переизбрание Цай Инвэнь «временным встречным течением», подчеркнув свою приверженность к воссоединению Тайваня/Тайбэя с материковым Китаем. Китайские СМИ были менее сдержаны в оценках – так, официальное информагентство «Синьхуа» обнародовало жесткий комментарий, в котором обвинило Цай Инвэнь в применении такой «грязной тактики, как мошенничество, угнетение и запугивание», а Запад - во вмешательстве в выборы с целью затормозить усиление Китая и помешать сближению Пекина и Тайбэя.

Разумеется, в подаче этого пресловутого Запада все выглядит совершенно по-иному. В заявлении госсекретаря США Майка Помпео, поздравившего мадам Цай с победой, в частности, говорится, что Тайвань «в очередной раз демонстрирует силу своей прочной демократической системы», которая, наряду с экономическими достижениями, делает это островное государство «примером для Индо-Тихоокеанского региона». Словом, ««США благодарят президента Цай за ее лидерство в развитии сильного партнерства с Соединенными Штатами и приветствуют ее приверженность сохранению стабильности в регионе, несмотря на усиливающееся внешнее давление».

Понятно, что столь полярные оценки позволили большинству наблюдателей говорить о «разочаровании Пекина» итогами выборов, о «внешнеполитическом поражении Си Цзиньпина, которое будет иметь далеко идущие последствия для Председателя КНР», ну и, кто бы сомневался, об острой ответной реакции Китая. «Это просто огромная потеря для Коммунистической партии Китая. КПК, скорее всего, отреагирует на это тем, что удвоит свою нынешнюю стратегию, направленную на то, чтобы как можно больше наказать Тайвань», - пишут сегодня. Но так ли это на самом деле? Попробуем разобраться.

Для всех очевидно, что главным стержнем и основным лозунгом той агрессивной избирательной кампании, которую вела мадам Цай, было «сопротивления Пекину и защита Тайваня». Ну а чтобы сделать китайскому руководству побольнее, госпожа кандидат демонстративно подчеркивала свою поддержку «демократического движения» в Гонконге. Впрочем, по-иному она действовать и не могла, поскольку без «гонконгской истории» ее политическое шоу просто не могло бы состояться.

Сторонники Цай не скрывали своего негативного отношения к КНР

Именно раздувание этой истории мобилизовало ее сторонников, перетянула на ее сторону колеблющихся и позволила достичь необходимого градуса общественной истерии, при которой рационализм и прагматизм, присущий китайцам, попросту отключились. Но именно эта «гонконгская история» сделала Цай заложником неприятных для нее обстоятельств, которые скоро предъявят ей к оплате неподъемный для нее чек.

Выборы, это большое шоу, на которых почтенная публика приводится в состояние экстаза, проходят - и наступают будни с их рутиной – наполнением холодильника, оплатой текущих счетов и прочими повседневными финансовыми хлопотами. Еще раз напомню читателям haqqin.az, что еще год назад лидирующая в нынешних предвыборных опросах правящая Демократическая прогрессивная партия (ДПП) во главе с Цай Инвэнь была близка к сокрушительному политическому закату. Сокрушительный провал на местных выборах в 2018 привел к тому, что мадам Цай вынуждена была уйти с поста председателя партии.

Статус одного из азиатских тигров с динамичным развитием и непрерывным ростом благосостояния Тайбэем уже утерян – сегодня экономика материкового Китая и острова попросту не сопоставимы, более того, существует естественное притяжение островного государства в орбиту «большого Китая», которое Пекином аккуратно, а иногда – и вполне демонстративно подталкивается. Та же средняя заработная плата, когда-то вполне впечатляющая, практически не изменилась за последние десять лет, что, разумеется, не может нравиться людям. «Мы не можем продавать нашу продукцию в Китай, и на Тайване меньше туристов с материка. Раздор между двумя сторонами никому не приносит пользы», - рассуждают они.

Эта и множество других причин, внешне не слишком значительных, создают необходимый фон для того, чтобы жители Тайбэя перестали рассматривать объединение с материком как нечто невообразимое. Тем более, что схема, предложенная острову Пекином даже более мягкая, чем работающая в Гонконге. Да, это по прежнему «одна страна – две системы», но со значительно более высокой степенью автономии, вплоть до того, что глава правительства острова не будет подотчетен Пекину и даже наделяется определенными дипломатическими полномочиями.

Принципиальным в позиции руководства КНР является только одно – «Тайбэй должен воссоединиться с Китаем», все остальное – предмет для переговоров. Именно это было главной мыслью прозвучавшего 2 января прошлого, 2019-го года специального выступления Си Цзиньпина по «тайваньскому вопросу». Этот подход полностью одобряет и поддерживает руководство Компартии Китая, понимая при этом, что из-за близости Тайбэя с Вашингтоном, Сеулом и Токио любой шаг в этом направлении должен быть тщательно выверен.

В руководстве КНР итогам выборов могут даже поаплодировать - время работает на Пекин

КПК и общественность на материке прекрасно понимают, что возвращение «блудного» острова – дело небыстрое, спешка здесь вредна и вообще, «путь в тысячу ли начинается с первого шага». И Пекин по нему идет. К примеру, если пару десятилетий назад  Тайвань признавало 22 государства, то к этому году – уже только 17. И в кейсе китайского руководства еще достаточно подобных сюрпризов политического, финансового и экономического характера. Которые, в итоге, приведут к тому, что Тайбэй рано или поздно упадет в объятия КНР как перезрелый плод.

Так что итоги нынешних выборов – совершенно не повод для «разочарования» Пекина. У него совершенно иной горизонт планирования, второй президентский срок мадам Цай, четыре года – здесь особой роли не играют речь идет о десятилетиях. Тем более что и она, и неформально возглавляемая ею Демократическая прогрессивная партия в экономику не умеют. А «демократические свободы» и комфортные условия для представителей ЛГБТ-сообщества, чем так гордится Цай Инвэнь – не совсем то, что нужно обывателю.

Так что, итогам выборов Пекин вполне может даже и сдержанно поаплодировать. Время работает на него. Более того, каждый год ДПП у власти только приближает воссоединение КНР и «Китайской республики». Такая вот логика происходящего – это Китай, это не шахматы, а игра в го.

2875 просмотров