Отменили казнь экс-президента по горячим следам

Игорь Панкратенко, автор haqqin.az

Высокий суд Лахора отменил смертный приговор, вынесенный бывшему президенту и премьер-министру Пакистана Первезу Мушаррафу.

Юридически все выглядит безупречно. В решении суда указано, что шестая статья конституции страны, на основании которой Мушарраф был признан виновным, не имеет обратной силы (ex post facto). Она была изменена в 2010 году, в то время как дело о преступлении бывшего президента касается более ранних лет. Следовательно, ни создание коллегии по рассмотрению его дела, ни сам смертный приговор не являются законными действиями. Беспредел, одним словом.

Кланы «замахнулись не по чину» и в неистовой своей ненависти к Первезу Мушаррафу перешагнули незримую грань

С учетом того, кем и как этот произвол был организован и осуществлен, решение лахорского Высокого суда является звонкой и даже оглушительной пощечиной старым элитам Пакистана - всем этим кланам Шарифов и Бхутто. Которые за десятилетия своего владычества привыкли к тому, что любой их каприз будет с готовностью исполнен «своими людьми», сидящими во множестве в нужных креслах государственного аппарата.

Но в этот раз все пошло не так – кланы «замахнулись не по чину» и в неистовой своей ненависти к Первезу Мушаррафу перешагнули незримую грань. В Пакистане и помимо них есть элита – армия и межведомственная разведка, ISI. До поры до времени, когда штатские не вламываются в их угодья, они наблюдают за политическими играми достаточно отстраненно. Дескать, что с этих «пиджаков» взять, если они даже строем не ходят.

Но стоит только кому-то затронуть сферу интересов людей в погонах – жесткая реакция следует незамедлительно. Как в данном случае – поскольку Мушарраф, пусть и пребывающий в отставке, продолжает оставаться членом касты. И только она, эта каста, будет решать, виновен он в государственной измене или же нет, возможен в отношении него смертный приговор или можно ограничиться другим наказанием.

Так называемый «суд над Мушаррафом» был организован в крайне удобный для старых элит момент. Имран Хан находился за границей, армия и разведка были заняты очередным всплеском активности исламистов – словом, пресечь процесс на корню просто не успели. Если бы экс-президент находился в Пакистане – то его и повесили бы в течение 24 часов после вынесения приговора. Хотя, основная цель этого «судебного заговора» была не в том, чтобы понаблюдать за Мушаррафом в петле, политика – это все же искусство возможного, и вывести его на эшафот – из области сладких, но неисполнимых мечтаний.

Старые элиты откровенно объединились с реакционерами, устроившими марш на Исламабад, чтобы изгнать оттуда "нечестивого" Имрана Хана

Суть была несколько в другом – прежде всего показать Имран Хану и поддерживающему его военным и разведке, что хоть старые элиты сейчас и не у власти, но еще в состоянии серьезно осложнить жизнь своим противникам. А потому – их интересы нужно учитывать, проще говоря – свернуть несколько антикоррупционных расследований, освободить из заключения Наваза Шарифа и вернуть несколько «кормовых угодий» в сфере бизнеса, в частности – в проектах Китайско-пакистанского экономического коридора.

Для достижения подобной цели подвести Мушаррафа под смертный приговор – это еще совершенно безобидное действие. Ведь всего пару месяцев назад старые элиты откровенно объединились с реакционерами, устроившими марш на Исламабад, чтобы изгнать оттуда нечестивого Имрана Хана, в свое грехопадении дошедшем до того, что собрался требовать финансовой отчетности от религиозных фондов.

Словом, куда в сегодняшнем Пакистане ни глянь – везде суть местной оппозиции реформам нынешнего руководства страны упирается в финансовые вопросы. Одни хотят вернуть себе возможность наживаться на «китайских контрактах», другие отстаивают свои права вольно обращаться с финансами. Причем, и те и другие категорически при этом не намерены платить налогов. По сути – все они хотят работать только на свой карман. А Пакистан и его интересы им как-то совершенно безразличны.

И вот здесь-то и наступил момент истины, то есть – возник конфликт интересов между старой элитой и людьми в погонах. Коррупция и уклонение от налогов истощает бюджет Пакистана. А финансовые вольности религиозных фондов ведут к проблемам страны на международном уровне - Исламабад обвиняют в финансировании терроризма, а значит – никакой речи о международной помощи и поступлении военным денег из США и речи быть не может. И из бюджета военным и разведке взять нечего – пусто там.

Понятно, что подобное положение в армии и ISI оценивают как совершенно нетерпимое. А главной причиной считают действия оппозиции Имрану Хану – и реакционеров, и старых элит. Которые явно, по мнению официального Исламабада, нуждаются в показательном укрощении. Поэтому полное оправдание Первеза Мушаррафа – не просто ликвидация «судебного заговора» и восстановление справедливости в отношении далеко не самого худшего лидера Пакистана на рубеже XX и первого десятилетия XXI-го веков. Это еще и начало процесса обуздания слишком уж много возомнивших о себе старых элит и религиозной оппозиции. Так что, публичная пощечина Бхутто и Шарифам – не конец «судебного заговора», а начало нового этапа политической истории Пакистана, на котором уже старым элитам и реакции предстоит ответить за «государственную измену» и развращение страны коррупцией.

8218 просмотров