Кто кого съест в нефтяной войне горячая тема

Леонид Швец, автор haqqin.az

«Если вы интересовались тем, что случится, если кто-то кинет гранату в ванну, полную крови, сейчас вы знаете. Картинка непривлекательная». Так охарактеризовал происходящее на мировых рынках Том Холланд, представитель аналитико-инвестиционной компании Gavekal Research, после того как Саудовская Аравия и Россия сшиблись в ценовой войне за нефть на фоне и без того уверенного тренда к падению из-за неопределенности вокруг эпидемии коронавируса.

Первой в этой войне досталось Австралии: там биржа ASX открылась раньше всех и закрылась падением на 7,33%. С тамошнего рынка 140 миллиардов долларов будто корова языком слизала. Ощутимое падение акций произошло в Японии, на Филиппинах, в Индонезии и Сингапуре. Лондонская биржа упала на 8,7% - четвертое среди рекордных падений. Последний обвал на 8,8% был зафиксирован 10 октября 2008 года, ознаменовав начало глобального финансового кризиса.

Больше всего пострадали энергетические гиганты British Petroleum – минус 27% и Royal Dutch Shell – минус 20%.

И без того не показывавшая сколько-нибудь значительного роста Европа серьезно просела. Индекс STOXX Europe 600, анализирующий рынки 17 европейских стран, упал на 6%, при этом Германия и Франция пострадали больше среднего: минус 7,1% и 7,3% соответственно. Итальянские акции на FTSE упали на 10%: тут сыграла свою роль тяжелая ситуация с эпидемией на севере Италии. Наивысших значений с 2011 года, когда континент поразил долговой кризис еврозоны, достиг индекс волатильности, его еще называют «индекс страха».

Именно паника и всеобщая неопределенность будут создавать настроения на мировых рынках на, опять-таки, неопределенный период. В ситуации тотальной неясности не может быть никакой оптимальной экономической политики, потому что нет никакой ясности по большому числу факторов. Те игроки, которые рассчитывали на рост нефтяных цен, пытаются отыграть потери, продавая другие активы и тем самым запуская новую волну спада.

Одна из версий, будто Россия специально затеяла всю эту кутерьму, чтобы выбить с рынка американские сланцевые компании, не выдерживает критики. Сейчас кремлевские аналитики могут утверждать что угодно, но русский рубль упал на международных торгах на 7%. Котировки ведущих российских компаний на Лондонской бирже рухнули: Новатэк - на 27,5%, ЛУКойл - на 25,6%, Сбербанк - на 25,2%, Роснефть - на 23,5%, Газпром - на 20,1%. Как отреагирует местная биржа, будет ясно завтра, нынче в Москве выходной в связи с 8 Марта. Якобы большие запасы, накопленные за предыдущие три года высоких цен на нефть, позволят России без проблем пережить период их резкого снижения, но ведь в результате этой войны резко падают доходы и от других отраслей, а давняя экономическая рецессия лишь усугубляется, грозя сорваться в депрессию.

Кстати, Саудовская Аравия тоже несет потери: стоимость акций государственной нефтяной компании Saudi Aramco упала 9%, впервые опустившись ниже уровня IPO. Кто кого съест в их взаимной войне с Россией, прогнозировать сложно. Саудовская нефть дешевле по себестоимости, и есть больше возможностей нарастить ее производство. Россия в этом отношении не так гибка.

Что касается США, то, пожалуй, именно эта страна в конечном итоге больше всего выиграет в результате нынешнего хаоса. Во-первых, по той простой причине, что американская экономика – диверсифицированная экономика, не зависящая от моноотрасли. Во-вторых, это экспортная экономика, а основные потери сейчас несут импортоориентированные страны. Потери России от удорожания импорта пока даже трудно подсчитать, но они будут колоссальными. В той же части, где США импортируют нефть, они будут получать ее по намного более низкой цене.

Выбить компании, ведущие добычу углеводородов из сланцевых пород, практически невозможно по целому ряду причин. Здесь уже давно играют крупные игроки, научившиеся хеджировать риски, извлекать прибыль при минимальных издержках, сворачивать и разворачивать производство в считанные недели: гибкость, немыслимая в традиционной нефтедобыче. Да, в краткосрочном периоде тяжелые времена наступят для нефтяников Техаса и Северной Дакоты, где неизбежно пойдет сокращение рабочей силы, и это, кстати, может ударить по президентским перспективам Дональда Трампа. Насколько этот удар может быть компенсирован снижением цен на топливо в национальных масштабах, предсказать пока сложно.

Сейчас вообще не самое лучшее время для предсказаний, но в первую очередь из-за наставшего периода хаоса и неразберихи, в котором большую роль играет фактор эпидемии. И мы пока в самом начале этого периода, чтобы хоть что-то вразумительное говорить о его конце.

13723 просмотров