Анкара, Москва и Тегеран договориться не смогли актуальный комментарий

Икрам Нур для haqqin.az

22 апреля завершилась онлайн-конференция представителей «Астанинской тройки» - глав МИД России, Ирана и Турции Сергея Лаврова, Мохаммада Джавада Зарифа и Мевлюта Чавушоглу.

Скептики изначально говорили о том, что никаких серьезных решений на конференции главных дипломатов государств-членов «Астанинской тройки» не состоится, слишком уж много накопилось внутри и вокруг нее противоречий. Но даже для них зияющая пустота нынешней встречи оказалась шокирующей неожиданностью.

слишком уж накопилось много противоречий внутри формата

В самом неудобном положении оказались пропагандисты. Самое, казалось бы, время вновь протрубить о внешнеполитической победе, успешности формата, ткнуть носом тех же скептиков, дескать, вы его хоронили, а он жив – но даже у них не нашлось что сказать.

«Министры подтвердили приверженность России, Ирана и Турции безусловному уважению суверенитета и целостности Сирийской Арабской Республики в соответствии с резолюцией 2254 Совета Безопасности ООН», – говорится в сообщении на сайте российского МИДа. – «Министры согласились с необходимостью активизировать деятельность международных организаций по оказанию гуманитарного содействия гражданскому населению САР, особенно в условиях распространения коронавирусной инфекции».

То есть, по большому счету, поговорили ни о чем, поскольку по нынешним временам обсуждение коронавируса на встречах такого уровня сродни разговорам о том, какие стоят нынче погоды.

В феврале этого года, в момент обострения сирийско-турецкого конфликта вокруг Идлиба, российский представитель в ООН Василий Небензя требовал от коллег по Совету Безопасности этой организации: «И не спешите хоронить астанинский формат». А конференция глав дипломатических ведомств трех стран показала, что и хоронить-то, собственно, уже нечего.

Каждый из участников твердо вознамерился отстаивать именно свою линию в сирийском конфликте, а потому дальнейшее трехстороннее общение сведется либо к известной ситуации про лебедя, рака и щуку, либо превратится в традиционные посиделки, на которых ничего не решается и которые интересны только чиновникам внешнеполитических ведомств да пишущим официоз журналистам.

В любом случае, на реальные процессы, происходящие в Сирии, влиять этот псевдоформат будет минимально, решаться там все будет иным путем, на уровне двусторонних договоренностей, в ходе которых каждый из внешних игроков будет сепаратно заниматься исключительно своими задачами.

Обострение вокруг Идлиба в феврале показало, насколько разнятся интересы Москвы и Анкары — главных игроков, определяющих судьбу этой зоны деэскалации, но все же обошлось, причем без астанинского формата, который если и упоминался, то исключительно в пропагандистских целях.

В наиболее сложной ситуации оказывается сейчас Асад как первая фигура в Дамаске, человек-символ режима. Анкаре нужен безопасный Идлиб и очищенный от экстремистов Сирийский Курдистан. России – военные базы в Тартусе и Хмеймиме. Ирану – Сирия как звено сопротивления «сионистам и американскому империализму в регионе» и опорный пункт «Хезболлы» и проиранских ополченцев.

в Дамаске сложилась ситуация, когда правящим элитам в Сирии мир-то не особо и нужен

И Дамаску сейчас придется вертеться ужом на сковородке, чтобы и внешних игроков удовлетворить, и самому сохраниться, в том числе и в противоборстве враждующих между собой правительственных группировок. Каждая из которых, ко всему прочему, также будет стремиться заиметь иностранных спонсоров, что, собственно, уже и происходит, причем максимально активно.

И на все это накладываются экономические вызовы внутри самой Сирии, на которые режим совершенно не готов отвечать. Более того – его интересы от этих вызовов весьма далеки. В районах, подконтрольных правительству, цветет криминал, управляют которым с самого верха: поборы с торговли, транзита, гуманитарных конвоев – и все это в интересах цепочки, состоящей из привилегированных чинов в армии или службах безопасности, коммерческих посредников и лояльных правительству бизнесменов.

То есть сформилась ситуация, когда правящим элитам Сирии мир-то не особо и нужен. При этом внутри тройки Анкара-Москва-Тегеран с момента его возникновения существовали принципиальные разногласия в конечных целях, а также в методах их достижения.

Итог мы видели в Астане – сочетание внешних и внутрисирийских факторов сначала сделало астанинский формат» неэффективным, а затем, в начале нынешнего года, окончательно его и похоронило.

Оптимисты еще сохраняют надежды на то, что все можно исправить – достаточно запустить международную программу реконструкции, как на сирийскую землю придет мир. На сегодняшний день это вполне можно проводить по статье «разговоров в пользу бедных», пустых фантазий, поскольку эта задача неподъемна ни для властей в Дамаске, ни для узкой группы внешних доноров. Меняющаяся мировая конъюнктура ограничивает возможности союзников Сирии оказывать ей необходимую финансово-экономическую поддержку.

Расширить круг участников реконструкции? Но США, страны Евросоюза и нефтяные монархии Персидского залива обуславливают свое участие в реконструкции требованиями начать в соответствии с резолюцией Совбеза ООН 2254 политический процесс, предусматривающий среди прочего внесение поправок в Конституцию и проведение «свободных и справедливых выборов» под эгидой ООН – режим в Дамаске к этому совершенно не готов.

А потому прогноз по сирийскому кризису на данный момент как был, так и остается неблагоприятным.

9059 просмотров