Джамиль Гасанлы: «Не раздражайте народ! Али Керимли – не Расулзаде» горячая тема, все еще актуально

Эйнулла Фатуллаев

Доморощенный АзРевком с диссидентской кухни отметился новым заседанием хорошо известных нам лиц, напоминающих антигероев замятинской антиутопии – безумцев, отшельников, еретиков, мечтателей, скептиков… Исполинские замыслы в виртуально призрачном мире. Странное столпотворение людей с бездушными лицами, чьи глаза источают чарующий яд мести.

Первое отступление

АзРевком, прозвавший себя Национальным Советом – по аналогии с законодательным органом первой Республики, все еще преисполнен планетарной миссии спасения униженных и обездоленных. Но ведь Национальный Совет в 1918 году был сформирован из числа законно избранных депутатов в разогнанное матросом Железняковым Учредительное собрание. То есть все члены истинного, не нынешнего фальшивого и самозваного, Нацсовета обладали вотумом народного доверия. И Расулзаде, и Топчибашев, и Хойский были избраны всеобщим народным голосованием в парламент России. После разгона собрания депутаты, опять-таки опираясь на волю народную, создали парламент Закавказья – Сейм, а затем и Национальный Совет Азербайджана.

истинный Национальный Совет, 1918 год

Ровно через сто лет несколько десятков горлопанов - из числа политической гопоты, подражая отцам-основателям первой Республики провозгласили самих себя Национальным Советом. Естественно, без всенародного выбора и голосования. И в настоящее время этот политический быдлокласс претендует на наследие основателей первой Республики. Лет этак двадцать назад эти же лица называли себя Конгрессом. Затем конгресс раскололся. Гопники передрались, перегрызлись, разругались вроде бы навсегда, размножая и штампуя множество Демконгрессов – 1, 2, 3… В конце концов вся азербайджанская оппозиция оказалась во власти неисчислимого количества конгрессов – кружков, разделенных по симпатиям к Эльчибею, и иудушек-заместителей. В те времена замятинские антигерои претендовали на лавры либералов-мучеников, американских помазанников, идентифицируя себя с красивым английским словом – Конгресс. С закатом турецкого кемализма и наступлением новой эры неосманизма оппозиция стала спешно замазывать не только внешнеполитические ориентиры, но и закрашивать вывески-канцеляриты. Диваны и меджлисы спросом не пользовались. В промежутке оппозицию как-то потянуло и на древнегреческую историю. Порочный намазовский Форум был несколько лет платформой для антиалиевской тирады.

Фальшивый Национальный Совет, 2013 год

Идеалы и ценности оппозиционеров менялись в зависимости от геополитической ситуации в регионе. К примеру, с приходом в оппозицию известного кинорежиссера с российским паспортом оппозиция переименовалась в Общественную палату. Конечно же, по аналогии с известной Общественной палатой при президенте России. Однако на обломках парламентских выборов 2015 года, разочаровавшись в Конгрессах Джефферсона, Диванах султана Сулеймана, Народного фронта испанских республиканцев и Палатах Кремля и испоганив символику различных держав, оппозиция обратилась к национальным истокам – периоду Первой Республики. Вот так и возник Нацсовет – союз ужа и ежа, совершенно разношерстных и разнородных политических партий и течений, объединенных одной низменной целью – свержения власти. Но вскоре часть оппозиции разочаровалась в перспективе свержения, другая разуверилась, третья потеряла надежду, и НацСовет стал рассыпаться, как рукотворный детский игрушечный домик. В Совете остался Народный фронт во главе с Керимли и отщепенцы-декаденты Джамиль Гасанлы с Гюльтекин Гаджиевой. Двум экс-депутатам, заблудшим в лабиринтах политических игр, просто некуда было уйти. Во второй раз власть не стала бы прибегать к услугам Джамиля Гасанлы, а предательство Гюльтекин Гаджиевой было столь подлым и кощунственным, что на индульгенцию рассчитывать было бессмысленно. Два этих заплутавших экс-депутата остались в Нацсовете в качестве придатка к Фронту.

* * *

Итак, идет заседание. Оппозиционеры по-прежнему довольно фамильярно и бесцеремонно подтрунивают над последним главным редактором партизанской газеты фронта - «Азадлыг» Рагимом Гаджиевым. На сей раз слово берет сам председатель НацСовета Джамиль Гасанлы: «Не надо вам лишний раз раздражать людей!» Искренность лидера оппозиции вызывает восхищение. Наконец, впервые, из уст лидера оппозиции довелось услышать истину – оппозиция раздражает общество! Браво! Но что кроется за предательским откровением лисоподобного Дж.Гасанлы? Прищуриваясь, историк с наколками на пальцах недоумевает: «Если уж наша сегодняшняя мишень – Рагим, то замечу, что последняя его фраза об Али Керимли вызывает раздражение людей. "Али Керимли – современный Расулзаде!" Это совершенно ошибочный тезис!» Тут же своим высоким визгливым голосом Гюльтекин Гаджиева поддерживает коллегу по дуэту: «Да-да! Я согласна! Так нельзя! Это ошибка». Раз десять, если не двадцать Гаджиева продолжает упорствовать, что это ошибка.

И здесь наступает момент истины! Внимание! Джамиль Гасанлы открыто заявляет, что активисты Народного фронта не должны зацикливаться и ограничиваться своей социальной базой, а обязаны учитывать в своей агитке и пропагандоне весь протестный электорат. Таким образом, судя по логике Джамиля Гасанлы, даже близкие соратники Али Керимли осознают, что широкий слой протестного электората не воспринимает лидера фронтистов в качестве альтернативы власти. Более того, наиболее радикально настроенная часть этого электората с отвращением воспринимает любые сравнительные аналогии нынешнего оппозиционного бомонда с отцами-основателями Первой Республики. Важное признание, должен отметить!

милые враги - Джамиль Гасанлы и Али Керимли в чайхане штаб-квартиры Народного фронта, 2004 год

Второе отступление

Отношения с Али Керимли и отношение к Али Керимли – для Джамиля Гасанлы вопрос исключительно экзистенциональный. Ведь на протяжении долгих лет Дж.Гасанлы являлся заместителем Керимли в партии Народного фронта, более того, прошел в парламент по партийному списку. Однако в 2002 году Дж.Гасанлы в духе соглашательства и омерзительного ренегатства вошел в грязный сговор с частью правящей элиты, подло предал Керимли и променял партийный билет на депутатский мандат. В 2002 году в парламенте усилились нападки на председателя ПНФА. Наиболее рьяная часть властной элиты была оскорблена предательством самого Керимли, который нарушил условия сделки с правящей партией. Керимли и ПНФА послушно исполняли декоративную роль оппозиции.

Однако проблемы со здоровьем президента Гейдара Алиева вызвали у Керимли колебания и опасения относительно прочного будущего алиевской власти. Послушный оппозиционер вместе с самыми близкими соратниками стал спешно покидать корабль власти. Это вызвало негодование многих сторонников президента, набросившихся на Керимли с жесткой критикой. И в знак протеста ПНФА объявила о бойкоте работы парламента. В Милли меджлисе остался лишь один депутат, нарушивший строгое решение партии. Это был Джамиль Гасанлы. С этого момента Гасанлы очень мелкими шажками стал приближаться к власти, да настолько, что превратился в главную мишень агиток Али Керимли. Около десяти лет стенные фронтистские газеты шельмовали ренегата, что обусловило выбор самого Дж.Гасанлы. Ренегат кооптировался с властной элитой. И оставался с властью до тех пор, пока власть не объявила о завершении периода использования политика в ролевых играх. Срок годности вышел! Гасанлы решили отправить на почетную пенсию. А он, в лучших традициях мимикрии сопротивления, перерядился и переобулся в сельские башмаки, заблаговременно сбросив с плеч долой алиевский фрак. В одно мгновение Гасанлы из провластного депутата, голосовавшего в поддержку всех докладов правительства на протяжении восьми лет, превратился в замученную совесть азербайджанского нигилизма.

* * *

Чего же ожидать от балбеса Рагим-бека? Насколько же кощунственной кажется мысль об уподоблении Керимли личности Расулзаде! Один из основоположников социал-демократического «Гуммета», пламенный революционер, яркий трибун, блестящий публицист и один из родоначальников азербайджанской политической публицистики, выдающийся политик, пронесший через всю свою жизнь величайшую идею возрождения независимости Азербайджана… В годы своей борьбы Расулзаде потерял семью, детей, друзей, скитался на чужбине, но не предал ценностей и идеалов, которым посвятил всю свою сознательную жизнь. Расулзаде был человеком слова и принципов. И его сердце обливалось кровью во имя потерянной и униженной большевиками Родины. Кто же Керимли? Комсомальчик, предавший свою партию. Фронтист, погрязший в клептократии и непотизме, назначивший свою супругу на высокий пост в администрации президента. Лидер оппозиционной партии, предавший своего президента. В минуту опасности, нависшей над НФА, Керимли путем соглашательства с новой властью отстранил Эльчибея от управления партией и устроил разгром над соратниками лидера фронтистов. Рукописи не горят! Эльчибей изнывал в страданиях на смертном одре, а Керимли в поисках перевоплощения, предаваясь сталинским интригам, распускал с помощью злых языков и гнусного пера своих писарей слухи об обреченности своего страстного лидера, заболевшего венерическим заболеванием…

предательский образ Керимли перед святыней Расулзаде

И вот горячие споры в стенах заурядного НацСовета прерывает отчаянный баритон Видади Миркямала: «Поймите, подобная пропаганда, эти аналогии у людей вызывают отвращение!» Что добавить к словам лжегенерала юстиции?!

Но у Джамиля Гасанлы, зажатого в тисках экзистенциального комплекса, всегда есть что добавить. «Поймите же вы! - обращается экс-депутат к сторонникам А.Керимли – В Азербайджане невозможно добиться изменений силами одной политической партии и даже блока». Откровенное признание. Нечего и добавить к словам оппозиционного деятеля. А может, властям все же стоит простить и принять Джамиля Гасанлы?! Слишком уж он агрессивно настроен к лидеру борьбы невидимого Фронта.

Задавленный и прижатый к стене Рагим-бек отчаянно парирует: «В моих словах нет ошибки. Придет время, и все вы будете большего мнения об Али Керимли. Ничего, посмотрим, будущее покажет».

Наконец в горячую дискуссию о канонизации Керимли вступает главный идеолог с троцкистской бородкой и надменной шемахинской улыбкой. Конечно же, эта ветхая испорченная радиоволна за Занавесом – Ганиматья! С присущим ему язвительным цинизмом и пошлой бестактностью Захид, ухмыляясь, выдавливает из себя: «Ну хорошо. Али Керимли – это Топчибашев. Хорошей покупки! На здоровье!»

объедки для Ганимата Захида как средство для достижения порочной цели

Топчибашев и хорошая покупка. Вы только вдумайтесь в словосочетание! Речь идет об одном из ярчайших представителей азербайджанской интеллигенции, выдающемся борце с царизмом, бесстрашном кадете, лидере Мусульманской фракции Госдумы, основателе легендарной газеты «Каспий» (которую спустя десятилетия опорочил другой носитель сельских башмаков, такой же Али, но Гасанов), председателе первого парламента Республики Али Мардан беке Топчибашеве. Как низко, неблагородно, недостойно… В отличие от Ганимата Захида – посредственного журналиста и несостоявшегося политика, Топчибашев, возглавлявший делегацию Азербайджана на Парижской мирной конференции, перед опасностью дикой большевистской стихии был вынужден смириться с тяжелейшей эмигрантской судьбой. Али Мардан бек в буквальном смысле этого слова нищенствовал, не смог оплатить лечение своего сына, который трагически умер от туберкулеза, жил на кредиты и был обременен долгами… Он из последних сил и до последних дней сохранил человеческую порядочность и принес, как и Мамед Эмин, свою жизнь на алтарь освобождения родного народа. Другое дело Ганимат-бек, который кормится сливами и побирается объедками с олигархических столов. Низкопробный картежник, для него политика – одно большое казино. Кто заплатит больше. Порой больше платит власть – его политические противники, но для большевика любые средства хороши, лишь бы оправдывали цель. И Ганимат-бек честно отрабатывает объедки. Исправно исполняет заказы тех или иных чиновников, погрязших в лабиринтах лжи и предательства.

Обратите внимание на риторику человека, претендующего на славную роль правдоруба-правдолюба: «Я презираю этого Рагима, он, конечно же, лопух, но такая пропаганда позволяет нам вызволить из блокады Али-бека». Дескать, возвеличивая охлократа Керимли до высоты Расулзаде, оппозиция сможет в кратчайшее время решить проблему неисправного интернета на квартире лидера оппозиции.

И вдруг связь прерывается и в квартире самого Ганимат-бека. «Что случилось?» - хором произносит гопота. Ганимат-бек: «Звонил этот мент Эмин Ахмедбеков. Не отстает от меня…» И вдруг в соседнем окошке появляется человек, чьи глаза и брови очень напоминают Расулзаде в годы старости. Кто он? Тень? Призрак? Случайный прохожий? Ганимат Захид убегает к беглому сотруднику МВД Азербайджана по имени Эмин Ахмедбеков. И этот мент, выражаясь жаргоном Ганимат-бека, ныне выступает в ипостаси освободителя азербайджанского народа.

Смотрите живую беседу:

16694 просмотров