Братья Зульфугарлы раскулачили бизнесмена Поладхана Мамедкеримова баллада о бизнесмене

Мамед Эфендиев, автор haqqin.az

Прошло более трех лет, но узнать Поладхана Мамедкеримова, более половины лица которого закрывала защитная маска, было не трудно. Ему уже за восемьдесят, из которых последние двадцать изобиловали такими ударами, часть которых перенес бы не каждый человека, даже гораздо моложе. Но Поладхан-муаллим держится молодцом, все так же бодр, общителен, любит пошутить. Некогда преуспевающий предприниматель сегодня, можно сказать, обобран разными проходимцами из деловых кругов до ниточки, и который год целеустремленно добивается восстановления справедливости.

Поладхан Мамедкеримов

- В последнее время в соцсетях часто встречаю сообщения братьев Зулфугарлы о том, что будто прокатный стан, купленный мной лет двадцать назад, принадлежит им, - начал он свой разговор. – Это – наглость, не знающая границ. И прокатный стан, и весь сталелитейный завод в Бинагадинском районе, где стан был установлен, и многое другое принадлежало мне. Пока эти братья в преступном сговоре с подобными же алчными и коварными людьми как в госструктурах, так и вокруг меня, не добились моего устранения от дел, а потом и присвоения всех моих производственных структур, недвижимости…

И легла на стол солидная папка с документами, где в первой же таблице движения оборудования, запчастей, товаров АООТ «Bakı Poladtökmə» на первой же строке указан тот самый прокатный стан стоимостью 4 692 158 858 манатов. Пусть не удивляется читатель этой астрономической сумме, опись произведена и подписана 14-ю материально ответственными лицами сталелитейного завода 15 октября 1999 года, когда доллар на рынке стоил несколько тысяч манатов. А завод этот принадлежал тогда Мамедкеримову.

Захват завода. Как это было

В ураганные 90-е Поладхан в расцвете сил перевел на родину весь свой бизнес и солидный капитал, заработанный за пределами Азербайджана. Предприниматель громко заявил о себе, приобретя вскоре два действующих  завода, создав несколько компаний и предприятий разных профилей. И ровно десять лет дела шли у него – лучше не пожелаешь. Выпускал он, в частности, штанги, арматуру, запчасти для компрессоров, которые поставлялись в Госнефтекомпанию (SOCAR). Нефтяники на качество продукции не жаловались, но бизнесмен сам понял необходимость прокатной линии для повышения эффективности и качества производства. Вот тогда и появился на первом его заводе в Сураханском районе указанный прокатный стан.

разграбленный братьями Зульфугарлы крупный завод в Баку

И уже тогда положили глаз на прокатную линию братья Зульфугарлы Логман и Нураддин, известные в солидных деловых кругах своей деловой непорядочностью. В частности, уже тогда они выпускали на своих примитивных заводах и цехах некачественную арматуру и прочие строительные изделия. Как-то братья попросили Поладхана дать им возможность выпускать эти изделия под маркой его компании, но получили отказ. Захотели воспользоваться возможностью его прокатного стана, ответ вновь был категоричным: только на законных основаниях. Но братья никогда не дружили с законом, и ушли. А прокатный стан Поладхан вскоре перенес уже на новый завод – сталелитейный.

Да, вскоре в рамках приватизационной компании ему предложили «сверху» приватизировать одно из известных в стране предприятий – Сталелитейный завод в Бинагадинском районе (возле бывшего машиностроительного завода имени Б.Сардарова). Лучшего инвестора, видимо, на примете у властей не было. Завод некоторое время простаивал, часть оборудования успели разбазарить, образовались крупные долги по зарплате работникам и выплатам в бюджет. Поладхан муаллим восстановил производство, погасил долги предприятия, в том числе и по зарплате, досрочно выполнил остальные инвестиционные обязательства. Даже оставшиеся не выплаченными 20% инвестиционных отчислений погасил за счет долгов SOCAR его сураханскому заводу. Казалось бы все – вышел на асфальт. Но вот тут-то и начались его тяготы.

С подачи братьев Зульфугаровых начались нападки со стороны Госкомимущества, преобразованного впоследствии в министерство. Здесь упорно доказывали, что инвестиционные обязательства выполнены не полностью, в силу чего завод должен быть вновь передан государству. Говорить на языке закона с этим ведомством было бессмысленно. Вот один лишь случай. У Госкомитета не было даже места для хранения выпущенных государством с целью приватизации госимущества ваучеров. Поладхан муаллим хранил приватизационные чеки в специально отведенном месте в своем офисе. Но и здесь злоумышленники умудрились поджечь именно это помещение, к счастью, чеки сгорели не полностью. Сохранились какие-то корешки с номерами, которые и помогли после долгих мытарств зачесть их за настоящие.

А вскоре и налоговики обнаружили в деятельности учрежденных Мамедкеримовым компаний финансовые нарушения, допущенные его подчиненными, и в 2001 году привлекли их всех к уголовной ответственности. Странно, когда предпринимателя обвиняют в хищении собственного имущества, но он уже понимал, что все это происходит неспроста. А его речь в суде в защиту своих работников и вовсе заслуживает особого внимания.

«Вы обвиняете моих работников в том, что они украли мои деньги. Но даже если это так, я прощаю им это. Их-то отпустите». Судьи вначале опешили, но дело свое сделали - многие из них отсидели по несколько лет. А сам предприниматель, выплатив все требуемые от него долги, отделался условным наказанием. Но пережитое сильно сказалось на его здоровье. Несколько лет пришлось провести за границей под наблюдением врачей, а когда почувствовал себя лучше, вернулся в родные края, где оставил на попечение бывшей гражданской жены Афат Алиевой огромное богатство, состояние которого за прошедшие восемь лет сильно его беспокоило.

Логман Зульфагарлы
Ровшан Зульфугарлы
Нуреддин Зульфугарлы

И действительно, воспользовавшись долгим отсутствием Поладхана, А.Алиева, афишируя их близкие отношения, забрала у следственных органов всю документацию компаний Поладхана. Часть имущества компаний взяла на хранение, а часть просто присвоила. Причем «обманула» при этом следствие, сообщив, будто дорогостоящее оборудование принадлежит фирме «Azad sahibkarlıq XXI əsr», якобы принадлежащей ей еще до совместной с Мамедкеримовым жизни. Поняв, что все это не обошлось без рук братьев Зульфугарлы, Поладхан потребовал вернуть ему все оставленное имущество, как недвижимое, так и движимое, и подал соответствующую жалобу в правоохранительные органы. После долгих разбирательств и судов ему что-то удалось вернуть, что-то было уже не вернуть, а по другим имущественным объектам до сих пор ведутся судебные тяжбы. Правда, уже не с Афат, которая покинула этот мир, а с ее сыном Джейхуном Абдуллаевым. И за всем этим Поладхану ясно видны уши братьев Зульфугарлы.

Предмет их спора сегодня - это участок земли площадью 0,06314 га на пересечении дорог Зых и Сураханы - Гарачухур, где расположен построенный Поладханом еще в 90-е годы офис общей площадью 928,5 квадратных метров. Поладхан согласился на мировую, в соответствии с новым договором ему досталась лишь четверть имущества. Джейхуну же заключенный между ними договор не давал права продавать офис с участком - преимущественное право закреплено за Поладханом. Но не таков оказался Джейхун. Он, не моргнув глазом, продал объект некой Асмер Фатуллаевой за бесценок. Мамедкеримов утверждает, что реальная стоимость объекта оценивается раз в десять выше суммы - 178 тыс. манатов, официально указанной в двустороннем договоре купли-продажи. Это дает ему повод подозревать стороны в намеренном занижении суммы сделки для уклонения от налогов. Не говоря уже о том, что истинный владелец объекта был поставлен в смешное положение. А тот факт, что Асмер ханум тут же передала новое приобретение в аренду известной транспортной компании «Халиг Фаигоглу», еще более усиливало его недоверие.

И Поладхан вынужден был вновь обратиться в Бинагадинский районный суд, который из-за неявки Джейхуна вынес заочное решение об удовлетворении иска Мамедкеримова. То есть, аннулировал договор о купле-продаже, заключенный между Джейхуном и Асмер, а соответственно и право собственности последней на это имущество. Более того, суд обязал Джейхуна вернуть указанные в договоре 178 тыс. манатов. Тут уже пришли в движение все участники многолетней грязной игры, включая братьев Зульфугарлы, под давлением которых решение суда было пересмотрено в пользу Джейхуна. Расчет их прост. Зачем, мол, делиться со стариком, платить крупные налоги, когда можно растянуть дело на годы, а там, глядишь и Богу душу отдаст этот истец. Но Поладхан живет и требует свое добро обратно. «Да и не собираюсь умирать, пока не улажу все дела. Лучше уж отдать честно нажитое государству, чем таким подлым и неблагодарным людям, с которыми меня свела судьба», - говорит он.

Поладхан Мамедкеримов уповает на суд

Скажем, муж Асмер ханым Азадхан сразу после заочного решения суда обещал Мамедкеримову «халаллыг» (компенсацию за оставшиеся у тех объекты и имущество). Даже из тюрьмы, куда он вскоре попал, клялся, что своего обещания не забыл. Но стоило ему выйти на свободу, как разговор пошел совсем на другой лад: какой «халаллыг», и не думай об этом. После долгих раздумий пошел Поладхан муаллим и к братьям Зульфугарлы, получать «халаллыг». К этому времени, братья уже владели заводом «Bakı Poladtökmə», но прокатный стан они перенесли на один из своих допотопных заводов в поселке Кешля. И сегодня эта линия является ядром всего производственного процесса завода, нацеленного на выпуск никак не отвечающей стандартам продукции. Но главное для братьев не качество, а количество. А с качеством они поступают просто – спихивают потребителю под маркой другой фирмы Baku Steel Company, о чем haqqin.az писал не раз.

Вот и выложил Мамедкеримов чистосердечно: «Завод и все остальное прощаю вам, пользуйтесь как своим. Но прокатный-то стан все же мой, о чем свидетельствуют все документы, за него хочу получить компенсацию. У меня ведь ничего не осталось». Один из братьев, согласившийся было с его предложением, обещал посоветоваться с другими братьями, но через некоторое время грубо отрубил: «Братья не согласны».

- Знал, что это непорядочные люди, - сокрушается Мамедкеримов. – Но жизнь заставила-таки переступить их порог, пусть и отнятый у меня. И… новое разочарование. Обидно, конечно, и не только за прокатный стан. Получается, что бизнес подозрительных дельцов вроде братьев Зульфугарлы процветает, несмотря на многочисленные жалобы и проделки. А пытавшийся наладить чистый бизнес Мамедкеримов, которого они же обобрали до ниточки, после двадцатилетних скитаний и мук пытается достучаться до их сердца. Но… тщетно, нет у этих людей сердца, нет ничего святого. Только деньги, да любой ценой. Остается только надеяться, что начавшиеся в стране широкомасштабные реформы, в том числе и в судебно-правовой сфере, коснутся и этих нечистоплотных людей.

11092 просмотров