Азербайджанская модель smart diplomacy наша аналитика

Александр Караваев, автор haqqin.az

Важнейшая реформа летнего политического цикла 2020 - реформа внешней политики Азербайджана. По истечению месяца работы Джейхуна Байрамова (с 16 июля) можно говорить о становлении новой модели. У внешнеполитического  генштаба Ильхама Алиева появилось два исполнительных рычага - Джейхун Байрамов во главе МИД и Хикмет Гаджиев, ранее хорошо утвердившийся не только в его фактической должности помощника президента по внешней политике, но ставший, по сути, спикером главы государства по актуальным темам текущей повестки, выходящей за пределы стандартного круга вопросов внешней политики: от работы с НКО, до восстановления авиа сообщения после пандемии.

Эти ожидания были объяснимы, за годы работы в МИД и на должности помощника президента он раскрылся не только как специалист в сфере внешней политики, но и как управленец, заслуживший доверие экспертов и журналистов своим новым стилем работы - открытостью и доступностью.

Хикмет Гаджиев – по сути, новый спикер главы государства

Собственно, такая расстановка отвечает сложной структуре управления мультивекторной политикой, где гражданские вопросы, волнующие бизнес и граждан, тесно переплетены с вопросами официальных отношений. Азербайджан использует гамму инструментов, работающих в одном ансамбле. Здесь и проблемы ежедневных кризисов, включая экономические последствия, здесь и организация международных форумов и инициатив, работа в групповых международных форматах, работа с медиа структурами зарубежных стран. Таким образом, есть необходимость синхронизации многоплановой деятельности с множеством структур: от НКО до международных ведомств и национальных министерств партнёров.

Джейхун Байрамов как "человек со стороны"

МИД - консервативная структура. Практически "силовое" ведомство. Причем не только в кавычках. Работа МИД и разведки важная и традиционная миссия дипломатических ведомств по всему миру от США до России. Смысл не в этом. Дисциплина и собранность дипломатической элиты- неотъемлемая черта успешной политики страны. Но в данном узловом нерве заключена и проблема реформирования закрытого от внешнего наблюдателя ведомства. МИД, как и любое иное ведомство, может быть поражен коррупцией и таким родовым пороком, как неэффективность бюджетных трат. К примеру, по данным открытых источников, бюджет содержания посольств Азербайджана колеблется от $60 млн до $90 млн в год. Насколько рационально расходуются эти средства?

Почему же Джейхун Байрамов оказался во главе такой консервативной структуры, как МИД?

Здесь открывается первый фактор в назначении Байрамова. Он "человек со стороны", причем с бекграундом финансиста и юриста, работал в налоговом ведомстве, более 10 лет возглавлял известную юридическую компанию "OMNİ".  В структуру МИД, прежде всего, он направлен с аудитом заново определить оптимальный состав и конфигурацию ведомства. В этом смысл его неожиданного назначения, которое сделал Ильхам Алиев в "путинском стиле".

Тем не менее замысел Ильхама Алиева оказался сложнее - формируется несколько каналов реализации внешней политики. 
Традиционный, в рамках правил международной дипломатии, с поправкой на необходимость новых оригинальных инициатив, которые должна готовить команда Байрамова. И второй - канал оперативной президентской вертикали. Они не просто дополняют, но усиливают друг друга.

Причем Гаджиев имеет возможность неформального оперативного реагирования с упором на сеть общественного мнения и коммуникацию с гражданами. Так же акцентировалась и линия реальной политики, поверх дипломатических формулировок. Это проявилось на днях, когда он высказался по итогам визита главы Минобороны РФ Сергея Шойгу, нелепо объяснившего авиа доставку военных грузов в Армению необходимостью строительства объектов на базе. Одним словом, Гаджиев имеет возможность говорить от лица президента то, что не может публично сказать глава МИД в силу специфики официальной дипломатии.

Однако у Байрамова другая сильная сторона. Ему поручено сделать современное ведомство в рамках модели smart-diplomacy. Небольшое, но сильное ведомство с опорой на собственные кадры своей высшей школы. Кроме того, один из дефицитов внешней политики Баку - отсутствие кадров такого уровня международной популярности и влияния, как Полад Бюлбюльоглы. Необходима не только подготовка профессиональных дипломатов, но и рекрутирование молодых профессионалов из поп-медиа, культуры и бизнеса. Собственно, таких фигур крайне мало, не только у Азербайджана, но они все-таки есть и их нужно подключать.

У Азербайджана мало таких, как Полад Бюльбюльоглы, популярных во всем мире фигур

Задача не из простых, учитывая параметры мультивекторной системы, которой придерживается Баку. Традиционная многовекторность, на самом деле это дорогое удовольствие: наличие вузов высшей школы по разным направлениям, обеспечение посольств, работа со СМИ стран мира и, конечно, проблема инициатив. Не забудем, что в случае с Азербайджаном все это осложнено конфликтом с Арменией и необходимостью постоянного состязания с противником на разных площадках. 
Одно из возможных новых направлений - международные судебные иски в адрес бизнеса, работающего на территории Карабаха. Ещё до назначения Байрамова в МИД ЗАО «AzerGold» привлекло возглавляемую им компанию «OMNI» в качестве юридического консультанта для международной правовой оценки незаконной добычи цветных металлов в Карабахе и в оккупированных районах. Возможно, это принесет косвенные результаты.

Модуляция треугольников

Другая задача дуэта Байрамов-Гаджиев работа с многосторонними партнерствами Азербайджана. МИД не занимается торгово-промышленным и транспортным взаимодействием, однако правовая рамка партнерств Азербайджана со странами и группами объединений лежит на МИД. 
Стала отличительной особенностью внешней политики Баку - работа с сетью партнерств в рамках треугольников. Баку-Анкара-Москва, Баку-Москва-Тегеран, новый интересный формат Баку-Ашхабад-Кабул. Часть из них перекликается с моделью региональных транспортно-промышленных коридоров. В большинстве случаев играют роль энергетическая политика Азербайджана и его взаимодействие с аналогичными политиками соседей (важное значение взаимодействия МИД и SOCAR). Необходим постоянный поиск компромиссов в период кризисов и определения параметров взаимовыгодного взаимодействия по отдельным проектам.  

Проблема двух контуров

Два оперативных фланга азербайджанской дипломатии призваны несколько усилить позиции Баку в маневрировании между "стандартами", по сути, двумя контурами глобальной политики держав. Известная ситуация в работе с западными партнёрами, когда обязательства демократизации и либерализации государства, взятые вполне добровольно странами постсоветского мира, со временем превратились в средства давления на них. Успехи не видят, или игнорируют, а планку задач повышают, и уже навязывают.

Похожая, по сути, но в другом содержании проблема отношений с Россией. С одной стороны, Москва вполне искренне работает по принципу легендарного главы МИД СССР Громыко, который вывел формулу - «внутренние порядки, внутренние законы - это черта у ворот каждого государства, перед которой другие должны остановиться».

Россия вернулась к формуле Громыко: "Внутренние порядки - это черта у ворот каждого государства"

Сейчас фоном этой политики служит инерция советско-имперской общности - материальные отношения между группами элит, а оппозиция и глубинные процессы в странах-партнёрах игнорируются, выводятся на второй план.

Поэтому они, эти отношения, выглядят братскими в парадигме "ноль проблем", герметизируя нарастающие трения и конфликты, имеют тенденцию периодически прорываться.

И, наконец, отдельная проблема отношений Баку с Москвой - это политика России в адрес Азербайджана и Армении по принципу "нейтралитета в конфликте между друзьями". Однако фактически, в силу объективных обстоятельств Россия помогает как Армении, так и Азербайджану сохраняя баланс своих интересов в регионе. Естественно, для Баку желательно, чтобы чаша с суммой российских симпатий, от военно-политических, до экономических, склонилась в строну Азербайджана. Поэтому в столь непростом окружении  Баку требуется более многоплановые, структурно обустроенные, одновременно гибкие и быстрые механизмы внешнеполитического анализа и проактивного реагирования.

10129 просмотров