Историк Гаянэ Айвазян: «Армянская ненависть и высокомерие привели к трагическим последствиям» с этими армянами мы и построим мир!

Натик Гусейнзаде, отдел информации

Армянский историк, сотрудница ереванского Института древних рукописей Матенадаран Гаянэ Айвазян считает, что именно армянская неуступчивость, высокомерие и ненависть привели к трагическим последствиям в Нагорном Карабахе, сообщает haqqin.az со ссылкой на epress.am.

По ее мнению, отдав столько человеческих жизней, Армения не получила даже промежуточного статуса для Нагорного Карабаха. Но тем не менее историк уверена, что даже на таких тяжелых условиях Армения должна лелеять полученный мир.

С такими армянами, как Гаянэ Айвазян, мы и построим мир в Карабахе

«Апрельская война 2016 года стала четким сигналом о том, что срок статус-кво исчерпан, - пишет Айвазян. - Война длилась четыре дня, так как тогдашняя власть Армении, по сути, согласилась пойти на решение вопроса, но не сумела преодолеть свою самонадеянную сущность, снова избрав политику затягивания. Они ввели в заблуждение Минскую группу, международное сообщество, Азербайджан.

Мятеж «Сасна црер» стал для Сержа Саргсяна хорошим поводом показать, что максималистские настроения внутри страны мешают выполнению им обязательств в рамках переговоров. Он не утопил в море крови революцию 2018 года и ушел, так как знал, что решению вопроса Карабаха нет альтернативы.

Политическая сила, пришедшая к власти в результате народной революции 2018 года, невольно унаследовала такое положение дел. В первый год пребывания у власти Пашинян и его супруга Анна Акопян, столкнувшись с этой реальностью, попытались подготовить общество к миру. Эту попытку ждали сопротивление и критика медиа, принадлежащих двум бывшим президентам Армении. Кампанией мира пренебрегли, она не нашла поддержки и у среднего класса Армении, который, несмотря на свою малочисленность, имеет публичную видимость.

Заявлением «Карабах - это Армения, и точка» премьер-министр Пашинян отступил от идеи мира, выбрав войну. Расчет тот же: отложить решение вопроса, сохранить режим прекращения огня, не сдать территории и переложить ответственность за решение вопроса на следующую власть Армении. В этом случае общество приняло бы Никола, как героя… Страна продолжала бы оставаться в блокаде, а повестка революции – неполной».

Пашинян хотел переложить ответственность за судьбу Карабаха на следующую власть

По словам историка, власть Армении и буржуазия восприняли начавшуюся 27 сентября 2020 года вторую карабахскую войну как отечественную, установив высокую максималистскую планку и цель.

«Они отвергли варианты решения вопроса путем взаимных уступок, назвав оккупацию части территории Азербайджана национально-освободительной войной. В результате этого максималистского подхода разрушились Мадридские принципы, которые предлагали возвращение семи районов, возвращение беженцев и насильственно перемещенных лиц, размещение миротворческих сил минимум на пять лет, деблокаду, демилитаризацию и промежуточный статус для советской НКАО при условии проведения референдума в будущем».

Айвазян признает, что время не работало на Армению, и вот теперь «вместе с войной и множеством жертв армянский максимализм не получил даже промежуточный статус для Нагорного Карабаха, который, хоть и не был бы окончательным, но предоставил бы возможность снять напряжение и пойти дискурсивным путем».

«Этот максимализм, ненависть, высокомерие, неуступчивость не были оправданы и привели к трагическим последствиям. Но еще не все потеряно. Более того, даже тяжелой ценой и на тяжелых условиях, но приблизился момент мира. Его нужно лелеять и делать выводы из прошлого. Выходить из 100-летней самоизоляции будет сложно, но необходимо. Армения обречена на добрососедские отношения с соседями, этого требуют интересы граждан Армении. Месть будет пагубной, нужно найти путь преодоления депрессии общества.

Все зависит от нас. Будем ли мы продолжать уповать на старшего брата и вести себя в регионе, как чужие и обиженные, или решим повзрослеть и не бояться самоанализа, не бояться диалога и соседства? Выбор непростой, но нужно попробовать отказаться от дилеммы «смерть или свобода» в пользу «смерть или жизнь». Умереть легко, жить сложно, но жизнь есть любовь, прощение, снисхождение, компромисс, отделение и многое другое».

30319 просмотров