Что бывает, когда обижаются генералы актуальный комментарий

Леонид Швец, автор haqqin.az

Демократия все никак не приживается в Мьянме, стране в Юго-Восточной Азии, которую долго называли Бирмой. В 2015 году тут прошли относительно свободные выборы, и неформальным лидером стала лауреат Нобелевской премии мира, вечная оппозиционерка Аун Сан Су Чжи. Вот, казалось, и началась, после долгих десятилетий военной хунты, эра демократии. Но не тут-то было.

8 ноября в стране прошли уже вторые более-менее свободные выборы, которые снова стали яркой победой партии Аун Сан Су Чжи, Национальной лиги демократии. НЛД досталось 396 мест из 476-ти в обеих палатах парламента, а Союз солидарности и развития (ССР), за которым стояли военные, получил только 33 места. Этот результат не сильно отличался от того, который набрали партии в 2015 году, но в этот раз генералы обиделись и заговорили о том, что выборы проходили нечестно, и что у них украли голоса. Прямо как сторонники Трампа, но у тех не было армии на своей стороне.

После расправы с мусульманами-рохинджа международный авторитет Аун Сан Су Чжи потускнел

Сейчас руководство страны вместе с Аун Сан Су Чжи находится под арестом, а временным президентом страны назначен вице-президент Мьинт Шве, хотя ни у кого нет сомнений, что реально Мьянмой управляет главнокомандующий вооруженными силами Мьянмы генерал Мин Аунг Хлайн. Пока военные уверяют, что берут власть в свои руки на год, но где год, там и столько лет, сколько получится.

Нужно сказать, что особенно армия от власти при Аун Сан Су Чжи никуда и не отлучалась. Во-первых, они заблокировали возможность популярной деятельнице оппозиции стать президентом: прямо под нее в Конституцию было внесено положение, которое запрещает избирать главой государства человека, у которого в семье есть родственники – граждане других государств. Мужем Аун Сан Су Чжи был британский ученый, и их сыновья тоже имеют другое гражданство. После победы своей партии она стала министром иностранных дел и государственным советником, с полномочиями приблизительно премьерскими.

Во-вторых, по той же Конституции, 25% в парламенте военным гарантировано, депутаты на эти места назначаются главнокомандующим. Кроме того, сама армия не подчиняется никому, это отдельная самостоятельная структура в государстве. Больше того, военные по Конституции контролируют не только министерство обороны, но и погранслужбу и министерство внутренних дел.

Генералы возвращают себе свое - власть. А в демократию они никогда и не верили

В министерстве внутренних дел особую роль играет департамент общего администрирования, который регистрирует абсолютно все гражданские акты, от рождения и смертей до приобретения земли. Здесь же собирают налоги и улаживают имущественные споры. То есть это учреждение, через которое граждане постоянно взаимодействуют с государством. Вот его тоже контролируют военные.

Аун Сан Су Чжи, несмотря на то, что 15 лет при военной хунте провела под домашним арестом, и ей даже не позволили увидеться с мужем, когда он умирал, поддерживала с армией не худшие отношения. Ее отец, национальный герой, который погиб в 32 года в 1948 году, сам был генералом и основателем армии Бирмы. Кроме того, будучи убежденной националисткой, она опиралась на армию в борьбе против разного рода меньшинств, этнических и религиозных.

Самая нашумевшая история – расправа с мусульманами-рохинджа, которых власти Мьянмы всячески вытесняют в Бангладеш, не гнушаясь применять полномасштабное насилие, граничащее с геноцидом. Международный авторитет Аун Сан Су Чжи после этого сильно потускнел.

Нынешний переворот вызвал в Мьянме панику, люди бросились запасаться продуктами и снимать в банкоматах наличность. Плохо работает телефонная связь, отсутствует интернет. Международные лидеры поспешили осудить действия военных. Но те, в общем, не сильно по этому поводу переживают. Они возвращают себе свое и уверены в своей правоте. А в демократию они никогда и не верили.