Казахстан готовится к большому повороту в гостях у haqqin.az депутат парламента и известный политолог Айдос Сарым

Беседовала Виктория Панфилова, спецкор

Президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев поставил перед правительством Казахстана важные цели и задачи на перспективу. «В ближайшие десять лет мы должны сформировать новый облик страны и новую идентичность нации», - заявил глава государства на заседании комиссии по подготовке к 30-летию независимости республики.

Какие приоритеты определил глава казахстанского государства, какой видит он страну в будущем? На вопросы haqqin.az отвечает депутат парламента Казахстана, известный в регионе политолог Айдос Сарым.

Айдос Сарым

- Выступая на первом заседании государственной комиссии по подготовке к 30-летию независимости Казахстана, президент Токаев подчеркнул, что встречать юбилей надо не пышными торжествами, а деловыми свершениями.

- Да, Токаев человек сильный и не склонен к сиюминутным эффектам. Поэтому его речь было прагматичной, нацеливающей госаппарат на конкретные задачи. Акцент был сделан на то, чтобы центральные и местные власти не тратили этот год на помпезные мероприятия, а провели честную оценку состояния экономики в своих регионах. Что называется, больше внимания на «смыслократию». Президент назвал и основные направления: строить открытое, демократическое общество, работать с молодежью, реагировать на обращения граждан.

Что же касается конкретных программ на будущее, то, ориентируясь на поставленные ранее задачи, уже приступил к работе Высший совет по реформам, который готовит большой пакет преобразований в политической и экономической сферах. Соответственно реформам меняется и программа государственного планирования. У нас будут теперь не громоздкие государственные программы, которых довольно много, а скажем, более понятные, простые планы, с конкретными индикаторами и национальными проектами. Их будет, может быть, пять-шесть, но все станут понятны и для общества, и для оценки экспертов.

- Не будет ли это идти вразрез с программами первого президента Нурсултана Назарбаева?

- Отнюдь. Речь о тотальной ревизии работы, проделанной за минувшие 30 лет независимости, не идет. Скорее об упорядочении этих программ. Скажем так, идет попытка дебюрократизации управления экономикой. В свое время продекларировано огромное количество госпрограмм - под каждую отрасль, каждое направление, но они не обеспечены конкретными индикаторами, КПД и прочим. С прошлого года в Казахстане изменилась система государственной статистики. Ее забрали у правительства и передали созданному при президенте Агентству по стратегическим реформам и планированию. Это отдельная структура, которая занимается анализом экономики, состоянием страны и др. Сейчас мы в парламенте ждем пакеты программ, которые будут проходить через правительство. Предполагается, что правительство совместно с партией Nur Otan  будет оформлять предвыборные обещания в «дорожную карту». Ожидаем такие «дорожные карты» и от регионов. Поэтому никакого пересмотра идей первого президента нет и быть не может. Это консолидированная попытка структурировать всю работу. Если раньше оппоненты власти могли обвинять Nur Otan в бездействии за народные деньги, то по итогам последних выборов можно констатировать, что сегодня и правительство и акимы (главы областей и районов – ред.) являются членами Nur Otan. И они сообща реализуют партийную пятилетнюю платформу, которая достаточно хорошо прописана. В отличие от прежних лет в ней заложен системный подход. Не отраслевой и региональный, а страновой.

-  Nur Otan – партия власти всегда не только побеждала на выборах, но и составляла большинство в парламенте. Отличается ли нынешний состав парламента от предыдущих?

- Здесь важен контекст. Казахстан живет в условиях транзита власти. Это во-первых. Во-вторых, правительство и акимы раньше существовали как бы отдельно от политической надстройки. Партия Nur Otan на этих выборах сумела консолидировать элиты, несмотря на определенную расслоенность общества, пандемию и другие неурядицы. Был запрос на сильное государство, и Nur Otan победила с огромным перевесом, набрав 72% голосов.

Заметим, что в Казахстане последние несколько лет менялось законодательство, и упор делался на создание партийного правительства, партийного представительства. Сейчас мы ждем второй пакет политических реформ, о которых заявил Касым-Жомарт Токаев. В этом документе будет прописано снижение ценза для политических партий, а также изменение выборного законодательства.

Также в этом году в стране впервые состоятся выборы сельских акимов. Возможно, аким района тоже станет выборной должностью. То есть все идет к тому, чтобы создать партийную конкуренцию. Nur Otan прежде критиковали за то, что она стала синекурой для чиновников. Сейчас ситуация поменялась. Идет омоложение партии. Нынешний состав Мажилиса (нижней палаты парламента) поменялся на 70 процентов – теперь средний возраст депутатов 44 года. Соответственно региональные представительные органы поменялись примерно так же. Женское и молодежное представительство возросло почти в пять раз. Если до сих пор в маслихатах (районных органах власти) было только 3-4 процента молодежи, то сейчас в среднем по стране около 24-27 процентов. Nur Otan пытается стать полноценной, общенациональной политической силой, но при этом будет делать все возможное, чтобы в стране появились как минимум две-три аналогичные общенациональные партии.

- Судя по всему, не всем понятна идея президента Токаева о создании «новой идентичности нации», предполагающей общество из граждан всех национальностей плюс казахская нация. Как вы считаете, почему президент решил заострить внимание на казахской нации?

- Как мне кажется, наличествует недопонимание или попытка извратить задуманное президентом. Глава казахстанского государства – человек прогрессивный, цивилизованный, он хорошо понимает, в чем разница между этнонационализмом и современной политической нацией. И когда Токаев говорит о казахской нации, он прежде всего имеет в виду гражданскую политическую нацию, при которой будут уважать права всех этносов, но при этом казахская компонента должна существовать. В России, например, невозможно представить, что человек делает карьеру не зная русского языка. Или в Германии - не зная немецкого языка. И если внимательно слушать президента, то можно понять - речь идет именно об этом.

Сейчас страна постепенно переходит на казахских язык. Впервые за последние годы власть пытается задавать свою повестку дня, трансформировать казахское общество. И это не просто. Приходится ломать многие традиции. Например, нужно ли собирать на той – свадьбу (многолюдное семейное мероприятие) с числом гостей от 500 до 1000 человек? Власть пытается ввести более рациональный дискурс. Одновременно идет большая работа по созданию национальной школы, в целом по системе образования. На днях Елбасы Нурсултан Назарбаев проводил заседание Совбеза, где сказал, что главная угроза современного Казахстана не внешняя, а внутренняя - потеря интеллектуального уровня, недостатки в системе образования.

Идет попытка максимально рационализировать все сферы жизни, и не стоит искать в словах президента скрытый подтекст. На самом деле происходит нормальный процесс национального строительства. Еще Наполеон говорил, что Бог всегда на стороне больших батальонов. Ни один политик не может сегодня строить свою политику не учитывая 70-процентное казахское большинство, которое требует для себя каких-то понятных векторов развития. Идет попытка совместить прежний и нынешний форматы.

Одновременно государство пытается встраивать новые рамки, например, в экологии, защите прав женщин и детей. Эти направления пытаются связать с национальным дискурсом. Это тоже из тех новаций, которые направлены на модернизацию нации, на повышение ее цивилизационного потенциала. Такие процессы реализовать нелегко, но тем не менее они у нас идут.

- Казахстанскую политическую систему нередко характеризуют в свете двоевластия. Однако сегодня президент Касым-Жомарт Токаев четко проводит собственную линию. Значит ли это, что вопрос двоевластия больше не стоит на повестке дня?

- Да и раньше весьма некорректно было говорить о двоевластии. Многие верили этому тезису и буквально на каждом шагу пытались находить признаки двоевластия. Например, что Акорда (аппарат президента) против Библиотеки (аппарат Елбасы Назарбаева). Первый этап преобразования власти действительно был нервозным, высшие чиновники не знали, в каком порядке двигаться, с кем первым здороваться. Это, наверное, вызывало у них небольшой тремор. Но сейчас могу точно сказать - как депутат парламента, как политолог: никакого двоевластия нет. Два лидера периодически встречаются, обмениваются мнениями и, судя по всему, находят компромисс. Вся оперативная, вся стратегическая политика осуществляется главой государства. Елбасы много раз - и в открытом и в закрытом формате - призывал свое окружение, партийцев, аппарат четко следовать указаниям главы государства – Токаева. Между ними подчеркнуто уважительные отношения. Просто когда люди поверят в определенную картину мира, потом им с ней трудно расстаться…