Человек, который говорит от имени Эрдогана: «Российское оружие, и точка» по горячим следам, все еще актуально

Айдын Керимов, автор haqqin.az

Пресс-секретарь президента Турции Ибрагим Калын заявил о планах Анкары довести сделку с Россией по поставкам С-400 до конца. Интрига вокруг комплекса нарастает.

Но перед тем, как мы перейдем к интриге с С-400, немного об Ибрагиме Калыне, на которого часто приходится ссылаться в «турецких» статьях haqqin.az. Его фигура заслуживает отдельной и большой статьи, но сейчас ограничимся коротким и крайне важным пояснением.

Эрдоган о Калыне: «Это единственный человек, который может говорить от моего имени».

Его обычно называют «пресс-секретарь Эрдогана», но, как представляется автору, это не отражает суть его профессиональных обязанностей. Калын - тот самый чиновник, про которого Эрдоган как-то сказал: «Это единственный человек, который может говорить от моего имени».

В США его, кстати, иногда называют «советником Эрдогана по нацбезопасности». В администрации турецкого президента такой должности нет, но в ее американском понимании она вполне отражает круг обязанностей Калына, его роль и значимость в формировании внешней политики Турции.

Ну а теперь можно вернуться к российско-турецкому контракту по С-400, траектория которого продолжает оставаться настолько же нестабильной, как и интригующей. И в последние несколько дней вызвала новые горячие дискуссии как в самой Турции, так и на уровне американо-турецких отношений.

Что совершенно не случайно, поскольку для Анкары подошло время сложного выбора: наступило время подписания контракта о поставках второй партии комплекса. И не просто «железа», а самого желанного для Анкары, ради чего это всё и затевалось – технологий для совместного производства С-400, которое возможно только при заключении этого самого второго контракта.

ЗРК С-400 ВС Турции

Отказаться от него для Анкары означает полностью обесценить и первую поставку, и все потери, на которые турецкая сторона пошла ради этого, в том числе исключение её из программы производства F-35 и введение против оборонно-промышленного комплекса (ОПК) Турции американских санкций.

Госдепартамент США уже предельно однозначно и жестко высказался на эту тему: «Мы призываем партнеров, союзников США, в первую очередь Турцию, воздержаться от покупки российского оружия в будущем, включая системы С-400.  Такие шаги будут оцениваться отдельно от уже реализованных, и будут подлежать дополнительным санкциям в рамках CAATSA. Российские С-400 несовместимы с оборудованием НАТО, угрожают безопасности технологий НАТО и несовместимы с обязательствами Турции как союзника по НАТО. Мы призываем Турцию не использовать систему».

«Турция является глубоко укоренившимся и ценным союзником по НАТО. Однако приобретение С-400 прямо противоречит обязательствам всех союзников по снижению зависимости от российской техники согласно решению саммита НАТО 2016 года в Варшаве. В рамках нашей приверженности нашим союзникам президент Байден пообещал отметить турецкое поведение, которое противоречит международному праву или его обязательствам перед НАТО», - подчеркивается в заявлении внешнеполитического ведомства США.

Турецкий ведущий на HaberTürk Бюлент Айдемир

Анкару откровенно загоняют в угол, сталкивая руководство страны, в первую очередь, с турецким обществом. Ведь что тогда остается сказать президенту Эрдогану своему народу: «Извиняюсь, промашка тут у нас вышла. Мы не купили у американцев, потому что они отказались передавать технологии. Купили С-400, но передачи технологии все равно не будет, потому что под давлением Вашингтона не выполнили условия контракта с русскими в виде второй сделки».

И как президент будет в таком случае выглядеть в глазах своего народа? А уж как его оппоненты и внутри страны, и на международном уровне взвоют хором торжествующих гиен – и представить себе невозможно.

Турецкий ведущий на HaberTürk Бюлент Айдемир сдержанный человек. Но накануне утром, говоря об С-400, он высказал свое мнение довольно эмоционально и резко: «В Турции, в вооруженных силах было создано специальное командование для С-400. Командование состоит из двух батальонов и двух рот. У них есть свое знамя. Для мехметчика (турецкого солдата), выданное ему оружие – это его честь. С-400 - это честь нашей армии. Турецкие граждане заплатили за него из своего кармана. И сделали они это не для того, чтобы эти зенитно-ракетные системы пылились в ангарах. «Если вы спросите меня, я считаю, что нужно приобрести и вторую партию при условии передачи технологий. И вместе с противоракетными морским системами создадим укрепление. В противном случае мы не сможем даже нос сунуть в Восточное Средиземноморье. США уже давно ведут там подготовку», - заявил он.

Хулуси Акар объяснил суть вполне взвешенного и предельно корректного предложения Анкары Вашингтону

Журналистам позволительны эмоции, а вот политикам просто прописано хладнокровие в сложных ситуациях. Потому на демарш Вашингтона Анкара ответила двумя «домашними» заготовками.

В беседе с агентством Bloomberg, которое турецкая сторона обычно использует для обмена сигналами с США и Евросоюзом, два представителя Анкары на условиях анонимности заявили следующее: «Мы готовы пойти на уступки по С-400, чтобы обеспечить будущее военно-техническое сотрудничество с США и избежать ущерба для своей экономики. Одна из таких уступок — ограниченное использование С-400, но в ответ мы хотим, чтобы США перестали сотрудничать с YPG, курдскими «Отрядами народной самообороны» в Сирии».

А чуть позже сам Хулуси Акар пояснил, что означает «ограниченное использование» - применение так называемой «греческой модели». То есть осуществить размещение российских ЗРК в Турции по такому же механизму, как в Греции, тоже являющейся членом НАТО, функционируют приобретенные у Москвы С-300. Чтобы не вступать в конфликт с НАТО, Афины ограничили их применение островом Крит только во время военных учений. И за 23 года они активировались лишь один раз – в 2013 году.

«Нет такого, что мы будем использовать их все время. Мы будем принимать меры в зависимости от ситуации угрозы», - сказал министр обороны Турции Хулуси Акар, объясняя суть вполне взвешенного и предельно корректного предложения Анкары Вашингтону. То есть Турция готова договориться с США на условиях, когда С-400 активируются лишь в случае крайней необходимости, а основное время - простаивают отключенными.

Мяч, таким образом, оказался на стороне Байдена. Но молчание Белого дома затягивается, переходя уже все рамки приличия. И вчера, 11 февраля, Ибрагим Калын счел необходимым окончательно расставить все точки.

В интервью телеканалу TRT Haber он заявил, что второй контракт по С-400 - суверенное право Турции. «США не продавали Турции Patriot, отказали ей и тогда руководство страны пошло по иному пути. Купили системы ПВО, в которых нуждались, у России. Сделка будет доведена до конца, тема закрыта», - заявил Калын, отметив при этом, что «С-400 не будут интегрированы в систему НАТО».

Мяч оказался на стороне Байдена

Особо хотелось бы отметить вот какой момент в интервью человека, который имеет право говорить от имени Эрдогана. Ведущая задала вопрос о том, что в США контракт по С-400 рассматривают как доказательство опасного для Вашингтона сближения Турции и России.

И тут Калын преподал всем урок того, что внешнеполитическая ориентация – это не догма, а способ достижения национальных интересов. Того, что в международных отношениях красок куда больше, чем черное и белое: «Сотрудничество — не значит быть во всем согласными», - что, на мой взгляд, можно чеканить в граните.

«У Анкары есть разногласия с РФ: Сирия (мы против Асада), Ливия (Москва поддерживает Хафтара, мы ПНС, Wagner затрудняет ситуацию в стране), Украина (мы не признаем Крым) и совсем чуть-чуть в Карабахе» - пояснил Калын. – «Россия — важный для Анкары партнер, поэтому контракт по С-400 не может быть свернут по требованию США, поскольку он не против Америки и НАТО, он – ради интересов Турции».

С таким подходом и настойчивостью в отстаивании собственных интересов политическое руководство Турции не только космический аппарат на Луну доставит – оно ещё и самые запутанные политические траектории С-400 настроит в нужном для себя направлении.