Попытка переворота в Иордании: «Король нас завел не туда» оперативный комментарий, все еще актуально

Игорь Панкратенко, автор haqqin.az

В столице Иордании Аммане раскрыт заговор, который имел целью отстранение короля Абдаллы II от власти. Бывший наследный принц Хамза бен Хусейн и несколько высокопоставленных офицеров находятся под домашним арестом.

Дворец Салам на окраине иорданской столицы готовится сегодня принимать гостей, которых, предварительно заковав в наручники, сюда свозят из разный районов Аммана в полицейских машинах.

Король Абдалла Второй лично осуществляет меры по предотвращению попытки переворота

А «приветливые», но неулыбчивые военные, сменившие прислугу, встречают прибывших ударами дубинок и тащат в апартаменты, где их уже ожидают следователи, которые получили от короля Абдаллы Второго карт-бланш на применение любых методов – лишь бы добиться признательных показаний.

Стабильность, с которой как с хрустальным яйцом носится иорданский монарх, оказалась под угрозой. И что самое неприятное для короля Абдаллы, угроза эта исходит от ближайшего родственника - сводного брата, принца Хамзы, сына покойного короля Хусейна и его четвертой жены.

Местные источники сообщают, что вдохновителями несостоявшегося заговора были некие «внешние силы». Что вполне похоже на правду. Принц Хамза четыре года ходил в наследниках престола, но Абдалла его обошел и сам сел на королевский трон, ссылаясь на последнюю волю умершего отца.

Публично экс-наследник против этого не возражал, но, как выяснилось, был совсем не против переиграть ситуацию. А подтолкнуть такого человека к организации заговора для заинтересованных в этом деле внешних сил – сущие пустяки, азы вербовки, когда клиент сам идет навстречу подобным пожеланиям. И даже не идет, а бежит в припрыжку.

Принца Хамзу взяли под домашний арест

Прояснением того, что же это за внешние силы такие собирались осуществить переворот – и будут заняты иорданские спецслужбы в ближайшие дни. Но это, пожалуй, для них вопрос не самый важный. Принца Хамзу и его окружение долго держали под колпаком, иорданская разведка разрабатывала его тщательно, собственно, и само публичное разоблачение заговора стало лишь превентивной мерой, чтобы ситуация не зашла слишком уж далеко.

Поэтому главным в этом расследовании будет выяснение имен сообщников заговорщиков из правящей элиты – и вот именно это представляет наибольший интерес.

Достоверно известно об аресте Хасана бен Зайда и Басема Ибрагима Авадаллы. Оба - люди крайне непростые, и не только по меркам Иордании. Первый – из королевской семьи, имеет два паспорта, саудовский и иорданский, связан с нефтью и палестинской ХАМАС, неоднократно выступал посредником как в сделках деликатного характера, так и в контактах аравийских монархий с американцами, иранцами, пакистанцами, переводил пожертвования армянским общественным организациям во Франции.

"Серый кардинал" Басем Ибрагим Авадалла

Послужной список второго, Басема Ибрагима Авадаллы, не оставляет сомнений – «серый кардинал». В разные годы этот человек возглавлял королевский суд, был главой королевской канцелярии, министром финансов, министром планирования и международного сотрудничества. А на момент ареста - занимал пост генерального директора компании «Тамух» в Эмиратах и вице-президента в «Arab Bank - Jordan», через которые шли платежи в Китай и Израиль.

Уже две эти фигуры позволяют говорить о том, что идея заговора против нынешнего короля имеет широкую поддержку в бюрократическом аппарате Иордании. Причем их лозунг: «Король ведет нас не туда и заслуживает смещения» - встречает одобрение местной «улицы», которая далеко не в восторге от неотвратимо надвигающихся объятий Хашимитского королевства с Израилем, резко критикует Абдаллу Второго за социально-экономический кризис в стране и разгул коррупции.

Так что у принца Хамзы и его подельников были все шансы под бурные аплодисменты местной улицы и бюрократического аппарата произвести рокировку на троне. Не случилось, помешала лояльность Абдалле Второму армии и силовых структур. Что, замечу, совершенно не означает, что это попытка заговора была последней в истории Иордании и в эпоху правления нынешнего короля.