Иран тоже ушел к Китаю наша аналитика

Игорь Панкратенко, автор haqqin.az

Пекин и Тегеран официально подписали соглашение о всеобъемлющем стратегическом партнерстве, которое обещает наметить экономические, политические и торговые отношения двух сторон в течение следующих 25 лет. В Иране начались демонстрации протеста против этих договоренностей.

Пекин и Тегеран официально подписали соглашение о всеобъемлющем стратегическом партнерстве

Демонстрации, собиравшие до 200 человек, прошли в Тегеране, Исфагане, Алборзе, Реште и других городах, сообщают местные источники. Их участники скандировали: «Иран не продается», «Китай, проваливай из Ирана» и даже «Смерть тем, кто продал родину!»

Не меньшее оживление подписание «стратегического ирано-китайского пакта» вызвало и на международном уровне. Джо Байден, отвечая перед журналистами в штате Делавэр на вопрос о «зарождающемся партнерстве между Пекином и Тегераном», отметил, что обеспокоен этим «на протяжении многих лет».

Китайская сторона поспешила успокоить американского президента – все-таки человек пожилой, излишние стрессы ему противопоказаны. Официальный представитель МИД Китая Чжао Лицзянь заявил, что соглашение о стратегическом сотрудничестве, подписанное между Ираном и Китаем, «не направлено против какой-либо третьей стороны и является лишь средством дальнейшего укрепления сотрудничества между Тегераном и Пекином».

А вот консервативные круги в Тегеране не смогли удержаться от впрыскивая яда в адрес американского президента. «Беспокойство Байдена абсолютно справедливо. Расцвет стратегического сотрудничества на востоке ускоряет закат США», - написал в своем твиттере секретарь Высшего совета национальной безопасности Ирана Али Шамхани. – Подписание дорожной карты для стратегического партнерства между Ираном и Китаем является частью активного сопротивления Вашингтону».

Словом, все как обычно: крах отжившего мирового порядка, удар под дых Америке от Китая, ирано-китайский альянс – утро нового человечества и прочие благоглупости. При этом никто не может толком объяснить, что же за документы в действительности были подписаны.

Китайская сторона поспешила успокоить американского президента

Туман стратегического пакта

Пекин отделывается общими фразами, а вот иранские политики говорят по поводу этого «стратегического пакта» достаточно неожиданные вещи. Один из наиболее влиятельных сторонников сближения с Китаем и весьма серьезная фигура в иранских политических раскладах, спикер парламента Мохаммад Галибаф считает, что «к сожалению, (с китайской сделкой) были упущены большие возможности, и теперь превращение стратегического документа в стратегическое сотрудничество требует серьезной решимости».

«Подписанный между Ираном и Китаем документ — это не контракт или соглашение, а просто дорожная карта, - заявил агентству Mehr председатель комитета безопасности иранского Меджлиса депутат Эбрахим Азизи. – Согласно статье 77 Конституции, любая форма соглашения и контракта должна быть ратифицирована парламентом, и недавний документ пока не находится на этом уровне».

И, наконец, президент страны Хасан Роухани в подписании этого «стратегического документа» не учувствовал, перепоручив это министру иностранных дел Джаваду Зарифу. С китайской же стороны тоже был только глава МИД КНР Ван И. Хотя в столь серьезных случаях как этот и сам Председатель Си Цзиньпин не гнушается принять участие.

В итоге, картина вырисовывается достаточно странная: это не документ, который необходимо ратифицировать в парламенте, подписывали его не первые лица двух государств, а главы дипломатических ведомств, и вообще – реализация содержания этого документа требует «серьезной решимости». При этом – никакие конкретные цифры, описания конкретных проектов и прочие детали неизвестны от слова совсем.

Простите, но так не бывает. Пекин обычно крайне тщательно прописывает каждую цифру. Нам известно содержание соглашений Китая с Саудовской Аравией, с Ираком, даже – с Израилем, но в данном случае – полная тишина, мрак, туман и только громкие заявления иранских политиков об очередной крупной победе дипломатии Тегерана, наносящей удар по «высокомерию» Вашингтона.

Понятно, что это вызывает крайнюю озабоченность в иранском обществе и служит почвой для подозрений, что речь идет о неравноправном договоре, ущемляющем интересы Ирана и ввергающем его в зависимость от Китая.

А ведь в стране прекрасно помнят, что чуть более столетия назад Иран не просто находился в долговой зависимости от крупнейших европейских держав – угроза нависала над самостоятельностью государства. «Внутренние потрясения, неурожаи и эпидемии уронили престиж правящей династии Каджаров, а фактический раздел иранской территории между Россией и Британией в 1907 – и теперь история повторяется?» - на этот вопрос «иранская улица» ищет ответ, но от правительства ничего внятного услышать не может.

Хасан Роухани и Си Цзиньпин не участвовали в подписании документа

Не то подписали

Происходящее с ирано-китайским «стратегическим соглашением» все убедительнее делает версию, что подписан совсем не тот документ, о котором в Иране говорили с 2016 года, когда Хасан Роухани помпезно объявил о начале реализации концепции «взгляд на Восток», то есть – начало углубления отношений между Тегераном и Пекином.

По замыслу авторов этой концепции должен был возникнуть некий ирано-китайский альянс, возможно – с участием России. В итоге – получился некий конфуз, в чем сейчас Тегерану и признаться-то неудобно.

В том же 2016 году в Иране тоже много говорили, что заключили с Китаем некий пакет соглашений по важнейшим инфраструктурным проектам. Гуляла даже совершенно фантастическая цифра в 400 миллиардов долларов инвестиций, которые Пекин якобы готов вложить в иранскую экономику.

Комментируя нынешний «пакт», Хасан Роухани «подчеркнул необходимость ускорить выполнение и действие соглашений по важным инфраструктурным проектам и проектам развития». В переводе с политического на человеческий это означает, что ни Иран, ни Китай так и не приступали к реализации якобы подписанных в 2016 году соглашений. Следовательно – их и не было.

Протоколы о намерениях, меморандумы о взаимопонимании – возможно, и обсуждались, и подписывались. Чего-то конкретного – как не было тогда, так нет и сейчас. Руководству Ирана, конечно, выгодно говорить о победе и прорыве, но это – для внутренней аудитории. Еще несколько лет назад автор этих строк писал о том, что Пекин в обозримой перспективе не пойдет из-за Ирана на обострение отношений с США. Так оно и происходит.

Иранская улица против соглашения с Китаем

Вчера, кстати, в этом косвенно признался и Джавад Зариф, выступая в социальной сети Клабхаус: «Документ с Китаем заключается в том, что мы устраняем препятствия. Я не могу с чистой совестью сказать, что все наши проблемы будут решены с помощью этого документа. Так, китайцы не будут заниматься с нами банковскими операциями без решения Тегераном вопросов с FATF (Группа разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег – И.П.)».

Словом, в отношениях между Китаем и Ираном ничего кардинального, и уж тем более – судьбоносного, не произошло. Пока не будет договоренностей между Тегераном и Вашингтоном – на кардинальное сближение с иранцами Пекин не пойдет. «Иранский кейс» нужен ему чтобы пощекотать нервы американцам и защитить некоторые свои торговые интересы в Иране.

Ну а если в Тегеране считают иначе и рассчитывают от китайской стороны большего – то это уже, извините, их проблемы. Союз персидского льва и китайского дракона вполне возможен – но не в этот раз.