Всемирная паника по поводу Италии и спокойная реакция на Южный Кавказ слово публицисту

Тенгиз Аблотия, автор haqqin.az

В практической медицине есть такое направление – медицина катастроф. А в связи с коронавирусом, судя по всему, в ход пошли уже психология и математика катастроф. На примере пандемии мы ясно и четко видим, как реальные цифры и показатели перестают иметь значение – отношение мировой общественности к заболеваемости в тех или иных странах меньше всего зависит от реального состояния дел.

Зародившись в Китае, корона плавно пересекла моря и континенты и открыла сезон в Италии. Почему именно в Италии? Точно вам никто не скажет. Возможно, благодаря ее туристической привлекательности – как известно, китайцы в последнее время разбогатели и с удовольствием стали ездить по миру. А кто ездит по всему свету, тот если не в первый, то совершенно точно во второй раз посетит Италию.

Хотя это, наверное, это не аргумент: самый популярный у туристов итальянский город – Рим, а самая мощная вспышка короны была зафиксирована на севере, в Бергамо, который отнюдь не является центром притяжения путешественников. Так что, возможно, все дело в китайской рабочей силе на текстильных фабриках Ломбардии. А может, итальянцам просто не повезло… Но так или иначе первым мир увидел ковид во всеоружии именно на севере Италии.

Однако не все так просто. Если округлять цифры, то заболеваемость в Италии составляла около 10 000 человек в сутки, смертность – максимум 1000. Звучит страшно, однако адекватен ли был шок, полученный миром в те недели, реальной ситуации?

Примерно через пару месяцев после этого пандемия вспыхнула в Азербайджане. Протекала она с разной силой, но, например, совсем недавно, в апреле, суточная заболеваемость достигла 2500 человек. Если учесть, что население здесь раз в 5-6 меньше итальянского, то простейшие подсчеты показывают, что в апреле по заболеваемости Азербайджан в разы обогнал Италию.

И ничего. Никакого шума, никакой всемирной паники, никакого «усе пропало, шеф».

И это не предел. В декабре 2020 года в Грузии, с ее всего-то 3,7  млн населения, суточная заболеваемость достигала 6000 человек. Страна замерла в тихом ужасе, больницы были переполнены, и апокалипсис казался близок как никогда.

6000, ну пусть 5000 или даже 3000 инфицированных в сутки – это  несопоставимо больше, чем в Италии, но… Все спокойны, мир молчит, тогда как в самой Грузии по поводу Италии в марте 2020-го охали, ахали и сокрушались больше, чем по собственной стране в декабре того же года.

Правда, у нас немного лучше обстоят дела со смертностью, которая, с учетом разницы населения, на Южном Кавказе была примерно на треть ниже, чем в Италии. То есть не так уж и катастрофично.

Между тем 50 человек в сутки в 3,7-миллионной Грузии – это лишь немного меньше чем, 800-1000 в 60-миллионной Италии. Так что разница, в сущности, не настолько велика, чтоб рационально объяснить всемирную панику по поводу Италии и спокойную реакцию на Южный Кавказ. Причем не будем винить в этом высокомерие европейцев и американцев, которым якобы нет дела до других стран – более спокойно к масштабам пандемии относились не только в мире, но и в наших странах.

Сйчас весь мир сокрушается по Индии. Катастрофа, апокалипсис, сотни умерших индусов, валяющихся на улицах городов, по всей стране погребальные костры. Словом, фильм ужасов да и только.

400 000 инфицированных, 4000 умерших в сутки… Звучит как ночной кошмар. Цифры впечатляют. Но цифры – вещь лукавая: это все равно что измерять земельные участки в квадратных миллиметрах. «Земельный участок размером в 10 млрд миллиметров» - это звучит. О, вот это да, 10 млрд! А на самом-то деле – полгектара, мелочь.

Что такое 400 000 человек для страны с населением в 1 млрд?  Это лишь немного больше, чем 2500 для Азербайджана, и значительно меньше, чем 6000 для Грузии.

Смертность 4000 человек – сопоставьте с миллиардом населения, сравните с 800 погибших в Италии и 50 в Грузии – и вы поймете, что никакой особенной заоблачной катастрофы в Индии нет. Есть обычная активная фаза заболеваемости, вторая (для Индии, по сути, первая) волна пандемии, которую перенес весь мир. Ничего сверх того, что было в Европе, Америке, России, Бразилии, да и у нас, на Кавказе.

Понятно, что само название - Индия и цифры с нулями дополняются страшной картинкой сложенных для сожжения тел. Однако и тут надо учитывать, что эта страна ужасно выглядит даже в мирное время, а уж во время какой-никакой, но все же эпидемии – тем более.

В Индии люди умирают от вируса на улице – звучит трагически, если не принимать в внимание, что значительная часть населения страны на улице не только умирает, но и живет. И умирает там же, где живет. И что погребальные костры – это обычный, традиционный ритуал для Индии – снимите на видео кремацию индуса, умершего от падения кирпича на голову, и не заметите никакой разницы.

Аргумент «там заражений больше, просто тестирований меньше» - не работает. Открою маленький секрет, который уже подтверждают многие врачи: очень часто тест, даже ПЦР, не видит коронавирус. Причем речь идет не о бессимптомных больных, а о тех, у кого уже явные признаки короны, но анализ показывает отрицательный результат.

Чего уж там далеко ходить – в апреле я вне всяких сомнений перенес ковид-19, однако 2 (два!) ПЦР-теста его не разглядели.

Словом, если не принимать во внимание повседневный индийский трэш, в Индии сейчас происходит то же, что и во всем остальном мире – ни лучше, но и не хуже.

И в Италии не было никакой особенной, эксклюзивной катастрофы – уровень заболеваемости на ее севере в последующие месяцы неоднократно был превышен во многих странах мира.

Есть у всего этого два простых, человеческих объяснения, и они не про всемирный заговор и не про равнодушие жителей богатых стран к судьбам народов менее зажиточных.

Первый фактор –  «математика катастроф». Людей впечатляют цифры – чем крупнее, тем лучше. 400 000 для 1 млрд – это значительно меньше, чем 6000 для 3,7 млн, но все же – 400 000, согласитесь, звучит как-то посолиднее. Понятно, что из миллиарда, но все же – 400 000, да еще каждый день. Ужас!

Второй фактор совсем уж фундаментальный. Люди ко всему привыкают. Италия была первой, и если б там умирали в сутки не 700, а всего 7 человек, это бы тоже воспринималось всеми как катастрофа. Потом шок прошел, и цифры уже перестали впечатлять.

Особенности восприятия людьми коронавируса легко можно сформулировать старой журналистской мудростью: «Двое погибших в первый день войны – намного более значимы, чем 10 000 через год».

Точнее не скажешь.