Провал преемника Касема Сулеймани наши заметки

Икрам Нур, автор haqqin.az

Как стало известно из хорошо информированных источников, Тегеран отошёл от поддержки крупных фракций иракского шиитского ополчения, сделав ставку на подготовку мелких диверсионных групп. Именно они, утверждает Reuters, стоят за последними изощренными атаками на объекты США и Саудовской Аравии и информационными операциями.

Стало известно, что Иран отобрал сотни надежных боевиков из числа самых авторитетных и боеспособных союзников-ополченцев в Ираке из состава «Аль-Хашд аш-Шааби» и сформировал из них более мелкие, элитные и крайне лояльные фракции.

Иран переходит к новой стратегии войны мелких и элитных групп

Новые группы уже в 2020 году прошли подготовку по ведению боевых действий с помощью беспилотников, слежки и онлайн-пропаганды и получили боевое крещение, поучавствовав в атаках в том числе против сил под командованием США на иракской авиабазе Айн-аль-Асад в этом месяце, в международном аэропорту Эрбиль в апреле и против Саудовской Аравии в январе.

Они непосредственно подчинены офицерам сил спецназа «Аль-Кудс» их состава КСИР, которым до своей ликвидации командовал Касем Сулеймани, преемником которого сейчас является Исмаил Гани.

С точки зрения стратегии и тактики специальных операций – всё сделано правильно. Хорошо подготовленные группы спецназа в тылах противника могут нанести такого шороха, что мало никому не покажется. Но…

В феврале прошлого года автор этих строк писал о нынешнем командующем «Аль-Кудс»: «Исмаил Гани – это не «второй» Касем Сулеймани и никогда им не будет». Так оно и получилось. Деятельность этой иранской спецслужбы будет становиться всё успешнее. Но выигрывая отдельные сражения и проводя головокружительные операции – собственно Иран будет проигрывать свою большую прокси-войну в регионе.

Исмаил Гани не сумел приумножить успехи своего предшественника

Только Касем Сулеймани мог удерживать эту рыхлую, аморфную и пропитанную внутренними противоречиями массу, которую называют «шиитское ополчение в Ираке». И даже при нём у Тегерана с ними были проблемы. Поскольку в массе своей местные шииты ориентированы вовсе не на «первопрестольный» Кум, а на «Большую четверку Эн-Неджефа». Один из которой - аль-Систани - последователь аятоллы Абу аль-Касима аль-Хои. А этот религиозный авторитет, имевший массу последователей, вообще не принимал доктрину «велаят э-факих» в интерпретации аятоллы Хомейни. Да и к отцу-основателю Исламской республики относился, мягко говоря, без пиетета, о чём и не стеснялся говорить публично.

Но, повторюсь, Касему Сулеймани удавалось с этим справляться. И обеспечивать политике Тегерана в Ираке широкую поддержку среди различных социальных слоёв. Генерала не стало – и заточенная на его фигуру архитектура «оси сопротивления» оказалась на грани краха. У Гани нет такого авторитета, не той сети агентуры в Ираке, которая была у его предшественника.

Возникли проблемы и с иракскими шиитами, которые отрицают доктрину "велаят э-факих". На фото: аль-Систани

Он не владеет арабским, он плохо знает специфику Ирака, поэтому и пошёл по пути упрощения ситуации – отобрать преданных, проверенных и работать с ними. Вопрос только в том, а остальных-то куда? Массы ведь остаются за бортом. А спецназ войн не выигрывает. И далеко не факт, что «выпавшим за борт» удастся справиться с управлением теми политическими активами, которые теперь остаются без присмотра.

А это уже – поражение стратегическое. На любых переговорах с противниками Тегеран мог говорить: «У нас есть массы последователей в той или иной стране, и мы можем их использовать». Что касается конкретно Ирака – то теперь этого козыря иранское руководство лишилось. И последствия этого не заставят себя долго ждать. В том числе – и за столом переговоров, которые сейчас ведёт Тегеран.