Путин и Алиев: длинная история согласия о факторе личности в истории, все еще актуально

Александр Караваев, автор haqqin.az

Поздравительная телеграмма Владимира Путина Ильхаму Алиеву в честь Дня республики Азербайджана характерна признанием "равного" в диалоге двух лидеров: оба являются центром "региональной силы" в своих масштабах, оба - носители "примата суверенитета" в своих решениях, не приемлют внешние указания, оба действуют как утвердители новых групп элит и "аристократии" своей власти.  

Давайте ещё раз вспомним отрывок из телеграммы: "Азербайджан добился признанных успехов в социально-экономической, научно-технической и других областях. Ваша страна пользуется значительным авторитетом на мировой арене, играет активную роль в решении многих важных вопросов международной повестки дня".

Путин и Алиев - два силовых лидера

В поздравлениях предыдущих лет, таких акцентов не было.

Фраза "Ваша страна..." фактически подтверждает неформальную роль Ильхама Алиева, как суперпрезидента, решающего большую часть внешнеполитических вопросов своим личным вкладом - интеллектом, харизмой, волей.

Далеко не новость, что коллективные регуляторы уступают место фактору политической воли лидера. Но не все президенты обладают такими необходимыми качествами - особенно это заметно по Восточной Европе.

Способность быть "центром проактивности" ставит Путина и Алиева в одну группу "силовых лидеров".

В политологической науке для обозначения этого феномена используют термин - "энфорсер" (кому интересно, могут воспользоваться статьей Леонида Бляхера "Издержки глобального лидерства и "соседская" международная политика" в журнале МГИМО "Международная аналитика"). Обычно, это касается обозначения одного-двух глобальных игроков, влияющих на мир, или макрорегионы. Ослабление, и даже возможное исчезновение энфорсера ведет и к размыванию правил, и к снижению предсказуемости в международных отношениях, что мы и видим каждый день по всему миру.

Но как показывает опыт, "силовые лидеры" малого масштаба могут возникать в отдельных регионах мира. Постсоветская трансформация породила несколько таких фигур, хорошо нам знакомых.

И здесь различные кризисы институциональной системы международных отношений вполне компенсируются сетевыми конструкциями и межличностным доверием, как в случае Алиева с Путиным. Вместо институтов складываются "клубы лиц, принимающих решения". Эти лица регулярно контактируют друг с другом в частных и публичных форматах. Каждый подобный успешный контакт выполняет роль института. Получается, что международные правила поведения складываются не столько из множества двусторонних и многосторонних договоров, а скорее, из практик неформальной личной коммуникации, где реально достигается согласие и баланс интересов.

Поэтому у нас фактор личности играет определяющую роль. Путин и Алиев показывают длинную историю согласия.

Однако, почему не было критических конфликтов между ними, в чем секрет? При этом, очевидно, у них разные цели, только отчасти совпадающие национальные интересы, разное международное позиционирование и масштабы государств.

Путин испытывал особый пиетет и к Гейдару Алиеву

Однако, у них сложилось. Причем это видно как форма наследия Гейдара Алиева - некое обязательство данное Путиным Гейдару Алиеву не чинить препятствий развитию Азербайджана.

Ильхам Алиев отвечает взаимностью. Баку удается сохранять самостоятельность и "невключенность" в роли объекта антироссийских игр третьих стран. Несмотря на присутствие в Азербайджане в качестве экономических агентов множества игроков: британские и турецкие интересы в экономике Азербайджана достаточно сильные. Но Алиеву удается  сохранять, и главное, развивать всю полноту и глубину стратегического партнерства с Россией, находить резервы, словно речь идёт не о небольшом государстве, а о крепком серединке из G20 , способном уравновешивать разные влияния и давления на себя.

Поэтому Москва за укрепление власти Алиева, следовательно, за укрепление Азербайджана.

Не будем забывать, что на фоне множества факторов обострения на западном фланге ближнего соседства России начиная с 2013 года, усиление Азербайджана идёт не за счёт ослабления России или ударов по ее интересам. И это выглядит радикально отлично от все того, что исходит от других в этом небольшом списке государств в адрес Москвы.