Средний турок поймет величие Эрдогана через 3-4 года Эмир - больше не противник, все еще актуально

Дмитрий Рой, автор haqqin.az

Пока мы были заняты Афганистаном, на Ближнем Востоке наметился неожиданный поворот: Турция и ОАЭ углубляют партнерство.  Состоялся телефонный разговор Эрдогана с наследным принцем Эмиратов Мухаммедом бен Заидом, в ходе которого стороны обсудили вопросы укрепления двусторонних отношений.

Да, да, после всех разногласий в Ливии (Турция - за ПНС, ОАЭ - за Хафтара) и Сирии (ОАЭ поддерживал YPG и больше симпатизировал Асаду, чем протурецкой ССА) стороны увидели возможность прекратить противостояние и тут же начали налаживать отношения. Что вполне объяснимо – ситуация в регионе изменилась кардинально. Кто не успеет своевременно и адекватно отреагировать на это – тот и останется в проигрыше.

Эрдоган превратил противника в надежного партнера

Спасибо Байдену, которому одинаково безразличны и Анкара, и Эмираты. Он все больше погружается в противостояние с Китаем, и Ближний Восток становится ему совсем неинтересен. Тем более что идеологическое ядро его администрации уже выдало новый тезис: США не намерены больше военным путем менять государственное устройство в тех или иных странах. Что означает и конец эпохи «вечных войн», и отказ от активного вмешательства в региональные вопросы – пусть туземцы сами разбираются со своими проблемами.

Чем они, в лице Турции и ОАЭ, сейчас и заняты. Двум странам сейчас принципиально важна инвестиционная стабильность, а потому никто из них не заинтересован во взвинчивании региональной конкуренции, пусть спорные вопросы и остаются. Но все чаще и чаще в Эмиратах замечают, что в этих спорных с Турцией вопросах они остаются в одиночестве, поскольку на дипломатическом фронте Анкара выглядит убедительнее и последовательнее.

«Сердечному согласию» с Эр-Риядом приходит конец, на безоговорочную поддержку Вашингтона рассчитывать не просто бесполезно, а даже опасно - обмануть могут в любой момент, и потому нужно договариваться. И с Катаром, и с Турцией, которая за последние годы не предала никого из своих союзников, более того – серьезно вложилась в укрепление их безопасности.

Оппозиция Эрдогану внутри страны кипит от возмущения: «Еще вчера в Анкаре обвиняли Абу-Даби во всех смертных грехах: в организации попытки переворота в 2016 году, в бомбежке военной базы Аль-Ватия в Ливии, на которой находились турецкие ВВС, в убийстве сотрудников турецкого Управления разведывательной организации (MIT). А сегодня, когда Турции понадобился кэш, мы пошли на попятную».

Их проблема в том, что активная роль Турции более заметна в регионе вокруг нее, чем внутри страны. Реальные выгоды от внешнеполитических успехов средний турок почувствует через 3-4 года, а то и через пять лет, когда в полной мере начнется отдача вложений турецкого бизнеса в новые внешние рынки – от Африки до Центральной Азии, от Персидского залива до Афганистана.

Эрдоган как политик, конечно, рискует, поскольку «долгие инвестиции» в укрепление новой роли Турции на международной арене – не самое лучшее занятие для политика. Они не дают мгновенной отдачи, быстрого роста рейтинга и тому подобных бонусов. Но как государственный деятель он проводит блестящую внешнюю политику. И даже если Эмираты не станут союзником Анкары, но займут место солидного внешнеэкономического партнера – Турция все равно окажется в выигрыше.