Разве Хаменеи не докладывали об израильтянах в Баку? наша аналитика

Валерий Кантор, автор haqqin.az

Причины беспрецедентных и неприемлемых в цивилизованном мире угроз в адрес Азербайджанской Республики, которые доносятся в последнее время из Ирана, оживленно анализируют западные СМИ…

Официальные представители исламской республики объясняют напряженность в традиционно сдержанных ирано-азербайджанских отношениях, вылившуюся в концентрацию войск на границе, нежеланием мириться с ситуацией, когда соседнее государство «…превращено в плацдарм для военных баз сионистского образования (так в ИРИ официально называют Государство Израиль)».

И хотя президент Ильхам Алиев решительно отверг обвинения официального Тегерана, потребовав конкретные доказательства физического присутствия в Азербайджане иностранных воинских контингентов, гневная риторика Ирана продолжает усиливаться, обретая все более раздраженные и нетерпимые интонации.

В Баку приезжал влиятельный израильтянин Нетаньяху

В этой связи возникают очевидные вопросы.

Разве руководители Ирана не знали о масштабах стратегического партнерства Азербайджана с Израилем, которое началось еще в конце 1990-х годов прошлого века?

Разве шефы разведки Корпуса стражей исламской революции (КСИР) не докладывали верховному лидеру Али Хаменеи о предприятии, на котором Азербайджан еще в 2011 году наладил по израильским технологиям производство современных БПЛА?

Разве шефы иранской разведки не информировали правительство Тегерана о визитах самых влиятельных членов правительства и руководителя Израиля в Азербайджан?

Конечно же, знали, докладывали и информировали!

Но тогда почему именно сейчас, во второй половине 2021 года, Иран решил использовать стратегическое партнерство Баку и Тель-Авива (ни одного доказательства физического присутствия израильских военных в Азербайджане Тегеран так и не представил) как повод для резкого обострения отношений с северным соседом? Что именно стало «тумблером», переключившим обычно гибкую и велеречивую иранскую дипломатию на столь несвойственные ей ультимативные, воинственные интонации?

Рискну предположить, что главная причина заключается в озабоченности аятолл и высшего руководства КСИР, которая вызвана значительным отставанием военно-промышленного комплекса исламской республики в вопросах технологии производства современных видов вооружений и особенно боевых ударных и разведывательных беспилотников.

Что предметно подтвердили ход и итоги Второй Карабахской войны, открывшие Тегерану глаза на принципиально новую ситуацию, сложившуюся в регионе...

А еще в бакинских газетах писали о строительстве израильтянами завода по производству БПЛА

Одна ставка, разные цели

В стратегической ставке на массовое использование современных БПЛА в боевых действиях и разведывательных операциях существенных различий между позициями Генштабов иранской и азербайджанской армий не было: и в Баку, и в Тегеране четко осознавали преимущества использования этого вида оружия, результатом чего стало массовое производство беспилотников: в Иране оно стартовало в начале 2000-х годов, в Азербайджане – спустя десять лет.

Принципиально разными были цели двух соседних государств.

В то время как Ильхам Алиев, последовательно перестроивший и перевооружившей азербайджанскую армию, преследовал единственную цель - освободить от тридцатилетней армянской оккупации территории Карабаха и прилегающих районов, Иран использовал БПЛА как универсальное оружие в борьбе с суннитскими монархиями Ближнего Востока, а также в «акциях возмездия» против военных баз США в Ираке и гражданского населения Израиля.

Ставка на массовую разработку БПЛА был сугубо иранским подходом, сочетавшим использование в условиях санкций достижений научно-технического прогресса, привлечение независимых производственных мощностей и опору на собственные силы в рамках концепции, которую Али Хаменеи гордо называет «экономикой сопротивления».

На первый взгляд серьезных изъянов эта стратегия не имела: отечественные беспилотники, которыми ИРИ оснащала своих сателлитов, давали ей возможность чужими руками держать противника в постоянном напряжении и периодически наносить по нему целенаправленные удары, не вызывая при этом ответную реакцию монархий Залива, США и Израиля, не давая им повод атаковать цели на территории ИРИ и сваливая ответственность за агрессивные действия на «национально-патриотическую борьбу» шиитских ополчений, которые на деле полностью и во всем подчинены Ирану.

Еще в 2004 году, согласно данным сайта Iran Primer, иранцы начали поставлять разведывательные и ударные БПЛА отечественного производства с радиусом действия от 15 до 1700 километров шиитским милициям в Ливане, Ираке, Йемене и секторе Газа, а также контрабандой, в трюмах танкеров, – режиму Уго Чавеса в Венесуэле, которого Тегеран активно поддерживал.

Беда Ирана в его беспилотнике для бедных, который не долетит и до Аракса

Уже тогда исследователь Лондонского института IISS Фабиан Хинз объяснял массовые поставки БПЛА для вооружения военизированных шиитских структур как часть ассиметричной стратегии Ирана, разработанной для прикрытия… его военной слабости. Словом, это была сугубо иранская доработка сталинской концепции ведения войны на территории врага…

Итоги иранской бэпэламании подвел в 2019 году глава Центрального командования ВС США генерал Кеннет Маккензи, заявивший, что Ближний Восток стал полигоном для широкого использования беспилотных систем, большинство из которых производится военно-промышленным комплексом Ирана.

Впрочем, тот же Маккензи отметил, что для безопасности США и его союзников ставка иранцев на массовое использование БПЛА – фактор, скорее, положительный. Ибо в результате аятоллы резко сократили расходы на дальнейшую разработку баллистических ракет различной дальности, запуск которых, в отличие от беспилотников, было невозможно свалить на боевиков ХАМАСа или «Исламского джихада»…

Иранские беспилотники – это ВВС для бедных

Проблемы начались после того, как постепенно все отчетливее стала проявляться недальновидность ставки на массовость производимых в Иране БПЛА в ущерб их качеству и уровню технологий.

Как известно, иранский ВПК по сей день выпускает некоторые виды вооружений и, в частности, беспилотные летательные аппараты на базе передовых систем, произведенных в других странах, по принципу «обратного проектирования». Неудивительно, что такая продукция зачастую не соответствует профессиональным стандартам качества – факт, который годами игнорировали лидеры шиитской экспансии, тешившие свои геополитические амбиции информационными сообщениями в западных СМИ о дерзких атаках иранских БПЛА на военные базы США в Сирии и Ираке, нефтепромыслы в Саудовской Аравии и промышленные центры Израиля, за которые Иран, естественно, не нес никакой ответственности. Такой вот шиитский секрет Полишинеля, сигнализировавший врагам и недоброжелателям режима аятолл, что «карающая рука Ирана» может дотянуться до любого непокорного в любой точке Ближнего Востока, охваченного «шиитским полумесяцем»…

Отрезвление наступило не сразу. Постепенно не только враги, но и прокси исламской республики стали понимать, что эффективность иранских БПЛА довольно низкая - как по атакующим характеристикам, так и по возможностям защиты от ударов ПВО противника. Четче других это недовольство сформулировал полевой командир ХАМАСа в секторе Газа, заявивший после завершения операции ЦАХАЛа «Страж стен», что иранские БПЛА – это дешевая альтернатива ударной мощи израильской авиации, своего рода ВВС для бедных. Ими можно напрячь, но не нанести реальный ущерб…

Операция ЦАХАЛа "Страж стен" продемонстрировала непригодность иранских БПЛА

Затем наступил период, который оппозиционные иранские журналисты называют «Симметрией национального унижения». Обещания лидеров ИРИ, на весь мир пригрозивших отомстить империалистам США и «сионистским оккупантам» за гибель «лица нации», главнокомандующего КСИР генерала Касема Сулеймани, за таинственные взрывы в Центре атомных исследований в Натанзе, за загадочное убийство руководителя национальной ядерной программы Мохсена Фахризаде, за систематическое уничтожение иранских военных баз и офицеров КСИР на юге Сирии и еще за многое-многое другое, так и остались обещаниями. Аятоллы грозили, пугали, но не наказывали. Тот самый случай, о которых говорят: «Есть кого, есть за что, но, к сожалению, нечем!..»

После убийства Мохсена Фахризаде весь мир переосмыслил новую философию "мести на словах"

Окончательное прозрение в Тегеране наступило меньше года назад, когда азербайджанская армия, продемонстрировав в ходе второй Карабахской войны мощь и огромный потенциал БПЛА, произведённых в Турции и Израиле, вынудила Армению просить о прекращении огня.

Подводя итоги 44-дневной войны, газета Washington Post писала, что война за Карабах и использование армией Азербайджана продвинутых в технологическом отношении беспилотников не только изменили параметры традиционной военной кампании, которые до сих пор диктовались возможностями ВВС и наземными войсками - они доказали, что при отсутствии эффективных систем ПВО и надежной защиты от боевых дронов риск уничтожения распространяется на абсолютно все системы вооружений и техники, от радаров до тяжелых танков и пусковых ракетных установок.

Именно этот вывод во многом объясняет причину беспрецедентно резкого обострения ситуации в Закавказье и агрессивную риторику Ирана, открыто угрожающего суверенитету Азербайджанской Республики.

Как известно, в войне за Карабах азербайджанская армия уничтожила больше трети танков Т-54, Т-62 и Т-72, подавила или вывела из строя половину систем ПВО противника, десятки бронетранспортеров и БМП, а также многочисленные зенитно-ракетные комплексы, полевую артиллерию, системы залпового огня, минометы…

Эту статистику иранские генералы, скорее всего, выучили наизусть. Поскольку таким же морально и физически устаревшим оружием и боевой техникой советского производства по сей день оснащена армия Ирана и элитные подразделения КСИР.

Иранские генералы выучили наизусть статистику уничтоженных армянских танков

Это то самое оружие, которое иранский ВПК, работающий, как уже отмечалось, по принципу «обратного проектирования», пытается по мере сил и возможностей перелопатить на современный лад.

Это то самое устаревшее советское оружие, которое азербайджанские беспилотники поджигали во время второй Карабахской войны, как спичечные коробки.

Экстраполяция более чем наглядная.

Судя по всему, лидеры Исламской Республики понимают, что проспали момент, когда маятник истории качнулся в противоположную от Тегерана сторону, что современный Иран безнадежно отстал в своем технологическом развитии, что Азербайджан сегодня – это уже не только развитая промышленность и продвинутая экономика, но и мощная военная сила, базирующаяся на опыте победоносной войны. В противном случае с чего было взяться столь неожиданному всплеску политической нервозности и лишенным здравого смысла перемещениям советских танков и систем залпового огня вдоль азербайджанской границы?

Тем не менее, если Иран на самом деле рассчитывает на эффективность политического и психологического давления на Азербайджан и надеется, что под его прессом Баку откажется от права самостоятельно решать, с каким государством ему строить отношения, с каким решать судьбоносные вопросы, а с каким – не поддерживать их вообще, то лидеры исламского государства по-прежнему пребывают в плену у траченных молью средневековых легенд о величии Сефевидского государства. Хотя на самом деле они живут в давно забытом и отвергнутым цивилизацией прошлом.

В том самом прошлом, где на календаре сегодня не ХХI век, а 1443 год…