И Грузия отвергла Саакашвили наша аналитика

Тенгиз Аблотия, автор haqqin.az, Тбилиси

Нынешний избирательный цикл в Грузии завершился тем же, чем заканчивался раньше: надо лишь заменить выражение «муниципальные выборы» на «парламентские» или «президентские», подставить другие фамилии, после чего заметить разницу будет просто невозможно!

Таким образом, картина недавних выборов в Грузии – это не просто тривиальное дежавю, а зеркальное повторение политического расклада сил, который мы наблюдаем все последние годы.

Как правило, показатели партии экс-президента Грузии растут до 47–48 процентов, но до заветных пятидесяти + один голос так и не дотягивают

Дурдом в Тбилиси

Вы спросите, а как же добровольный сиделец и сознательно голодающий Михаил Саакашвили? С точки зрения конечных результатов выборов (и не только!) «тюремный сюжет» с экс-президентом Грузии – увы, всего лишь малозначительный штрих, никак не меняющий общую картину.

Итак, перед нами - типичная картина грузинских выборов последних лет: в первом туре власть получает чуть меньше половины голосов, оппозиционные партии – чуть больше половины. Казалось бы, вот оно, пришло время долгожданного триумфа оппозиции! Но во втором туре остаются только две крупные партии – правящая «Грузинская мечта» и оппозиционное «Национальное движение». И уже в этой схватке с небольшим перевесом традиционно побеждает правящая партия с примерным соотношением голосов 52:48.

«Грузинская мечта» ликует, грозя в победном угаре стереть политических оппонентов с лица земли, оппозиция готова телами лечь на защиту своих голосов, намекая на революционные методы борьбы. Словом, полная иллюзия, что еще не вечер, и что уже в ближайшее время следует ожидать митинги протеста оппозиции. И они последуют, не сомневайтесь! И тоже в жестком соответствии с традицией, в рамках которой первая акция будет крупной, вторая средней, третья - небольшой, а через неделю протест и вовсе сойдет на нет…

Человеку, далекому от политических традиций Грузии, весь этот дурдом может показаться сложным и даже необъяснимым. Но это, как говорил герой популярного фильма, «только кажущаяся реальность». Достаточно лишь присмотреться и проанализировать ситуацию, и картина станет кристально ясной.

За считанные дни в Тбилиси протест сходит на нет

Для начала ответим на два вопроса. Первый: в чем секрет феноменальной политической устойчивости и непотопляемости ничем особо не примечательной партии «Грузинская мечта», политическая гегемония которой длится уже девять лет? Второй: почему «Национальному движению» Михаила Саакашвили всегда не хватает для решающей победы маленького рывка? Почему при любых выборах и в любых условиях, они проигрывают считанные проценты? Проиграли один раз – ладно, случайность. Проиграли во второй – совпадение, но, когда такое происходит постоянно, это уже система.

Так вот, система, как бы иронично это ни звучало, называется «Грузинская мечта».

Кошмар бюджетника – это смена власти

К чистоте выборов в Грузии даже пытливым и независимым европейским наблюдателям предъявить, по существу, нечего. И в ходе избирательной кампании, и в процессе подсчета голосов, не было зафиксировано сколько-нибудь значимых нарушений. Ушли в далекое грузинское прошлое, времена подброшенных бюллетеней, подделанных подписей, «каруселей», при которых одних и тех же людей автобусами возили по разным участкам, где они голосовали десятки раз. Все, что нужно было сделать для очередной победы «Грузинской мечты», делалось не во время выборов, не после выборов, а до них.

Источником живительной силы и победного потенциала партии «Грузинская мечта» является синтез четырех составляющих.

Первое – это примерно 15 процентов трудоспособного населения, работающего в бюджетной сфере – госчиновники, бюрократы, учителя, воспитатели детсадов, полицейские, пожарники, и т. д. То есть, те, кто имеет постоянную работу, среднюю зарплату, какие-то льготы, в общем, то, что на постсоветском пространстве называют желанным словом «стабильность».

Когда речь идет о стране со слабой промышленностью, почившей в бозе сельским хозяйством, высоким уровнем безработицы и прочими социальными «радостями», такой электорат доползет до избирательных урн и проголосует даже с параличом обеих конечностей. Ибо главный кошмар любого грузинского бюджетника – это смена власти, при которой новая метла станет мести по-новому и перетрясет устоявшиеся годами кадры «государевых работников».

Понятно также, что и их родственники, исходя из принципа «как бы чего не вышло», прибегут без всяких принуждений к избирательным участкам и проголосуют за власть. В целом госчиновники + их семьи и окружение стабильно дают «Грузинской мечте» больше 20 процентов.

Саакашвили и сам в бытность президентом душил демократию

Антимишикисты

Вторая категория – это идейная платформа «Грузинской мечты», так называемые, «антимишикисты», составляющие примерно 10–15 процентов электората. Это – та часть грузинского общества, которая страстно ненавидит Саакашвили и все, что с ним связано. По большей части, речь идет о глубоко затаенных личных обидах, многие из которых вовсе не беспочвенны. Как известно, в 2004-2007 годах в Грузии шла тяжелая, беспощадная борьба с коррупцией и криминалом, в процессе которой, кто-то из этих нынешних «антимишистов» пострадал вполне заслуженно, а кто-то не очень - сегодня уже не разобрать. Но, так или иначе, эти люди ненавидят Мишу и, заодно, любую оппозицию, в которой видят его тайные козни.

Третья категория – это уличная шпана, мелкое хулиганье, досрочно освобожденные преступники, участники «метадоновой программы»… Всем им во времена Саакашвили жилось очень несладко, и сейчас они готовы на все, ради нынешней власти, относящейся к ним куда более толерантно.

И, наконец, четвертая составляющая – это разного рода люмпены, бездельники, сельские лодыри, готовые за небольшую сумму или её эквивалент в виде продуктов или промтоваров голосовать, за кого потребуется.

Что объединяет "антимишикистов"

Эффективное использование этих четырех категорий и их тотальная мобилизация дает власти десятки относительно законных способов победы в выборах, что она эффективно использует.

Таким образом, в электоральных преимуществах правящей партии мы уже разобрались. Теперь самое время понять, в чем заключается слабость оппозиции, почему, стабильно получая на выборах больше 50 процентов, она оказывается в итоге проигравшей?

Революция перейдет в бессмысленное кровопролитие

Помимо преимуществ власти, о которых было сказано выше, этому феномену есть объективное объяснение: поскольку оппозиционных партий слишком много, 50-52 процентов голосов из первого тура делятся на несколько небольших партий, которые в итоге не могут преодолеть трехпроцентный избирательный барьер.

Второй тур последних выборов продемонстрировал фундаментальную слабость грузинской оппозиции: партия Саакашвили, которая оказывается один на один с правящей партией, может привлечь на свою сторону лишь часть недовольных властью избирателей. Проблема в том, что рейтинг саакашвилиевского «Национального движения» колеблется в пределах 30 процентов в том время, как у «Грузинской мечты» он составляет 45 процентов.

Перед вторым туром только часть избирателей, голосовавших за другие партии, отдают голоса партии Саакашвили, другие же делать это отказываются. Соответственно, показатели партии экс-президента Грузии растут до 47-48 процентов, но до заветных пятидесяти + один голос так и не дотягивают.

Такова общая политическая картина, сложившаяся в Грузии в последние несколько лет. Вы спросите, а что, все-таки, может предпринять оппозиция, чтобы изменить этот печальный расклад?

У Саакашвили исчерпан шанс на победное протестное движение

Выбор у нее небольшой. Прийти к власти революционным путем можно лишь в случае 90-процентной поддержки населения. Там же, где власть поддерживают хотя бы 40-45 процентов избирателей, в том числе, 10-15 процентов из идейных соображений, революция неизбежно перерастет в бессмысленное кровопролитие.

Второй вариант – чистая стратегия, марафонский забег, с расчетом на среднесрочную перспективу. Первый шаг – это парламентские выборы 2024 года, которые пройдут по новой системе. То есть, по партийным спискам и без одномандатников, в которых власть традиционно видела управляемых поставщиков голосов.

Следует понимать, что в 2024 году грузинская политика в любом случае изменится, и получить по новой системе даже 50 процентов голосов станет намного сложнее. В этой ситуации, в случае масштабной консолидации, оппозиционные партии могут рассчитывать на значительный кусок от пирога власти «Грузинской мечты».

На то, чтобы подготовиться к игре по новым политическим правилам, у сторон есть три года. Это, вроде бы, много, но на самом деле – почти ничего…