«Эйрбас», который объединит Азербайджан, Армению и Грузию слово публицисту

Тенгиз Аблотия, автор haqqin.az

После того как Азербайджан освободил оккупированные территории, кардинально изменив тем самым политический ландшафт Южного Кавказа, многие эксперты и политологи наперебой заговорили о возможностях кооперации стран региона, имея в виду в первую очередь сотрудничество в области экономики и торговли.

Предполагается, что в случае победы послевоенной политики «открытых границ» возникнет немало возможностей для взаимовыгодных проектов, которые будут осуществляться уже не на территории трех кавказских государств, а на едином, общем рынке. Такое повторение формата Евросоюза, только масштабом поменьше, а производственными оборотами – поскромнее.

Освобождение Карабаха открыло новые возможности для интеграции. Но холодная война продолжается

Холодная война продолжается

Идея, безусловно, заслуживает внимание. Не исключено даже, что рано или поздно все к этому и придет. Но, к сожалению, сегодня на Южном Кавказе нет потенциала для экономического сотрудничества в более расширенном формате, нежели тот, который мы имеем.  

В первую очередь, это связано с тем, что послевоенное армяно-азербайджанское урегулирование осуществляется не так быстро, как хотелось бы. Позитивные сигналы сменяются негативными, параллельно с подписанными соглашениями участились перестрелки на границе, периодически Баку и Ереван обмениваются острыми и даже нелицеприятными заявлениями…

Об угрозах новой войны говорить не приходится, здесь все понятно. Но, в то же время, ситуация все еще далека от той, при которой азербайджанские грузовики могут спокойно ездить через Армению в Нахчыван или Турцию, а армянские – направляться в Россию через территорию Азербайджана.

Для реализации столь далеко идущих намерений необходим принципиально иной уровень сотрудничества, который не может возникнуть в одночасье между странами, 30 лет смотревшими друг на друга сквозь прицелы автоматов.

Да, в мире есть немало примеров эффективного сотрудничества недавних врагов. К примеру, те же Англия, Франция и Германия, которые столетиями воевали то друг с другом, то на пару против третьего. Время, как известно, не только лечит, но и примиряет. И когда-нибудь Баку и Ереван тоже будут связывать десятки ежедневных авиарейсов и скоростных поездов, как это происходит сегодня между Парижем, Лондоном и Берлином. Но для этого нужно время. Остается лишь набраться терпения и ждать – рецидивы вековой вражды лечатся долго, и уж точно не за один год.

Впрочем, это не единственное обстоятельство, которое мешает создать по примеру Евросоюза общую экономику трех стран Южного Кавказа.

Баку, конечно же, за счет нефти и газа выглядит побогаче, но все же менталитет один...

Три народа – один менталитет

Главная причина заключается в том, что Азербайджану, Грузии и Армении, по существу, нечего друг другу предложить.

Как известно, рекламный рынок - один из главных и наиболее точных индикаторов состояния любой национальной экономики. Посмотрите рекламу на грузинском, армянском и азербайджанском ТВ, и вы сразу поймете, что три страны находятся примерно на одном уровне экономического развития – реклама импортных стройматериалов, потребительских товаров, торговых центров, жилых комплексов, плюс местные сорта пива и скудный перечень продуктов питания собственного производства…

Уберите с рекламируемых продуктов название страны и считанные местные бренды, и вы не увидите принципиальной разницы.

Посетите столицы южно-кавказских государств, и вам станет ясно, что это, примерно, один и тот же уровень. Баку, конечно же, за счет нефти и газа выглядит побогаче. Но даже в азербайджанской столице вы увидите те же контрасты, что и в куда более бедных Тбилиси и Ереване – целые массивы жилых зданий под снос, неухоженные бетонно-блочные окраины, разбитые дороги, запущенные промышленные зоны... Даже самопальные пристройки к квартирам показывают, насколько схожи менталитет и бытовые привычки трех в общем-то разных народов региона.

Сотрудничество по модели Евросоюза будет иметь смысл лишь тогда, когда речь пойдет о мощных индустриальных государствах, которым есть что предложить друг другу.

Классический пример интеграции по-европейски - авиационный концерн «Эйрбас», работающий, главным образом, в четырех странах - Франции, Германии, Британии и Испании. Каждая из этих стран производит для всемирно известных пассажирских авиалайнеров что-то свое, что она успешно делала еще до создания Евросоюза.

А что могут предложить друг-другу южнокавказские страны, чей промышленный потенциал примерно одинаков, а структура экономики, если не брать в расчет нефтегазовый сектор Азербайджана, очень похожа?

Где найти «Эйрбас», который нас объединит?

У каждой из перечисленных стран есть свои незначительные преимущества. Например, в Азербайджане это сильное строительство и сельское хозяйство, Грузия лидирует по части туризма и текстильной промышленности, армянам лучше удается малый и средний бизнес. Однако все эти преимущества не слишком сильны, не говоря уже о том, что в целом промышленная номенклатура трех стран Южного Кавказа примерно одинакова – стройматериалы, продовольствие, напитки, немного мебели, немного лакокрасочных материалов, немного обуви…

Ни у одной из наших стран нет мощного технологического потенциала, привязавшись к которому может вырасти экономика всего региона.

Наглядное тому подтверждение - грузино-азербайджанское сотрудничество, которому никогда не мешали конфликты и которое всегда развивалось в благоприятных условиях. Но и там, все, что мы видим, это транзит энергоносителей, участие в проекте «Великий шелковый путь», азербайджанские туристы в Батуми, грузинские - в Баку…

Вот, пожалуй, и все.

Когда говоришь об азербайджанских инвестициях в Грузию, подразумеваешь СОКАР

Никаких тебе «Эйрбасов», никаких совместных технологичных стартапов, никакой производственной кооперации, когда одна страна производит детали, другая разрабатывает электронику и дизайн, а третья – осуществляет сборку.

Азербайджан – один из крупнейших инвесторов Грузии, но и тут все, в основном, связано с СОКАР, который занимается автозаправками и газовыми сетями. В инвестиционном портфеле СОКАР также немного строительных проектов, немного отелей-ресторанов, немного переработки зерна… Да, это сотни миллионов инвестиций, да, это тысячи новых рабочих мест, да, это дополнительные цифры экономического роста. И все же, это не база для успешного общего рынка.

Сотрудничество Азербайджана с Арменией (если, конечно, политики обо всем договорятся, и дело дойдет до экономических проектов) будет чем-то новым, и за счет этой самой новизны у него на первых порах будет наблюдаться определенная динамика. Но опять-таки, в тех же отраслях, в которых сегодня сотрудничают Баку и Тбилиси – нефтянка, газ, транзит, дороги…

Словом, вся та же схема!

Все это замечательно выглядит, но вряд ли может обеспечить серьезный экономический прорыв.

К тому же, к сожалению, три южнокавказские страны вряд ли стоит считать большим рынком, способным заинтересовать крупных инвесторов. Как известно, население государств Южного Кавказа не превышает 16 миллионов человек – примерно, столько же человек живет в Голландии, об уровне и номенклатуре экономики которой три наши страны могут только мечтать.

В общем, всему свое время. Нет сомнений, что пора для более тесной интеграции экономик Азербайджана, Грузии и Армении рано или поздно наступит. Но прийти к этому можно только параллельно, по мере роста экономики каждой из этих стран, когда более тесное сотрудничество обретет не только политический, но и экономический смысл.

Как в случае с «Эйрбасом».