Талип Кичикджан: «50 тысяч граждан Армении работают в Турции и отправляют домой валюту» в гостях у haqqin.az

Беседовал: Ага Гасымлы, собкор

Анкара и Ереван назначили спецпредставителей на переговорах по восстановлению двухсторонних отношений. Если в политических кругах Турции новость о начале возможной нормализации была встречена сдержанным молчанием, то в Армении оппозиция набросилась на Никола Пашиняна с гневными обвинениями. Бывший вице-спикер парламента АР, один из лидеров Республиканской партии Эдуард Шармазов заявил, что премьер-министр распахивает двери страны перед вторжением пантюркизма, ряд армянских оппозиционеров призвали население готовиться к экспансии «неоосманизма». Настроения политической оппозиции передают заголовки ряда армянских СМИ: «Эрдоган не хочет мира, он хочет держать Армению в напряжении», «Турки скупят всю Армению, и мы станем ее рабами» и пр.  

Тем временем, власти Армении сделали шаг, не вяжущийся с намерением её правительства нормализовать отношения с Анкарой: по заявлению министра экономики Ваана Керобяна, на утверждение кабинета министров был представлен проект продления срока запрета на импорт в Армению турецких товаров, истекающий в конце декабря.

Несмотря на отсутствие консенсуса по данному вопросу внутри команды Пашиняна, Министерство экономики утверждает, что, с учетом существующих экономических ожиданий, решение продлить мораторий на ввоз турецкой продукции является верным.

«Отношения с Турцией не могут носить односторонний характер, они должны быть правильно выстроены и абсолютно симметричными, - заявил Керобян. - Необходимо детально обсудить все вопросы, касающиеся разблокирования дорог и налаживания торговли. Мы не должны открывать в одностороннем порядке границу и ждать».

С просьбой прокомментировать ожидания Турции, связанные с возможным восстановлением двухсторонних отношений с Арменией haqqin.az обратился к турецкому политологу, профессору Талипу Кичикджану. Сегодня в гостях у haqqin.az известный турецкий эксперт.

Талип Кичикджан

- Почему Турция так неожиданно, без предварительных условий, решилась восстановить отношения с Арменией? Анкара увидела в армянском обществе признаки перемен в отношении к турецкому народу? 

- Прежде всего, хочу напомнить, что в 90-е годы Турция в числе первых признала независимость Армении, открыла границы с этой страной и установила дипломатические отношения с Ереваном. Мало того, тогда даже наметился небольшой товарооборот между нашими странами. Однако в дальнейшем из-за оккупации азербайджанских земель в ходе первой Карабахской войны все отношения с Арменией были прерваны, что, впрочем, ни для кого в мире неожиданностью не стало: Азербайджан для Турции – это не только братский народ, но и стратегически чрезвычайно важное государство в регионе Южного Кавказа. В принятии этого решения решающую роль сыграло мнение турецкого народа, осудившего действия правительства Армении. С тех пор оккупация азербайджанских территорий была главной преградой, стоявшей на пути восстановления армяно-турецких отношений. Сейчас это препятствие частично устранено и после консультаций с руководством Азербайджана, правительство Турции назначило своего спецпредставителя для переговоров по нормализации отношений с Арменией. Как заявил с трибуны парламента Турции глава МИД Мевлют Чавушоглу, в процессе восстановления отношений между Ереваном и Анкарой, Турция будет продвигаться к цели вместе с Азербайджаном.

- Итак, позиции двух братских государств по вопросу нормализации отношений с Арменией полностью согласованы. Но ведь и Ереван тоже назначил спецпредставителя на переговорах с Турцией. Что, по-Вашему, может помешать возобновлению политического диалога между двумя соседними странами?

 - Две проблемы, которые предстоит решить армянской стороне. Первая из них – это армянская диаспора, оказывающая сильнейшее давление на власть Пашиняна. Именно под её давлением парламент Армении не ратифицировал в свое время подписанные в рамках "футбольной дипломатии" протоколы по нормализации армяно-турецких отношений. Впрочем, следует признать, что и Турция тогда обусловливала сближение с Ереваном требованием прекратить армянскую оккупацию Карабаха. Тем не менее, уже тогда Анкара, в отличие от Еревана, продемонстрировала ряд жестов доброй воли. В частности, была реконструирована и открыта для религиозной службы церковь Акдамар в Турции, в которой с тех пор армяне могут раз в году проводить религиозные обряды.

И вторая проблема — это политика Еревана по перманентному и повсеместному проталкиванию идеи "геноцида армян", с которой Анкара категорически не согласна. Позиция Турции относительно событий 1915 года на территории Османской империи честна и понятна: в период крушения Османской империи в 1915 году пострадали все общины и народы. В частности, местные армяне поднимали мятежи и совершали массовые убийства в тюркских мусульманских провинциях, что, собственно, и стало причиной массовой высылки армян. Характерно в этой связи, что Армения никогда не признавала свое участие в массовых убийствах турок в событиях 1915 года.

По мнению Турции, вопрос так называемого "геноцида армян" должны решать не политики, а международная комиссия, сформированная из ученых-историков и антропологов разных стран. Анкара на самом высоком уровне подтверждала и продолжает подтверждать свою готовность предоставить ученым все архивные материалы для исследований, а также принять официальное заключение этой комиссии, каким бы тяжелым для турецкого народа оно ни было. Однако Армения отказывается принять это предложение, поскольку – в Ереване это, судя по всему, хорошо знают! - армянские претензии лишены исторических подтверждений и, следовательно, юридической базы. Вопрос "геноцида армян" носит чисто политический характер.

Таким образом, даже несмотря на двухстороннее назначение спецпредставителей для переговоров, вопрос о том, хватит ли сил у кабинета Пашиняна устоять перед усиливающимся давлением диаспоры, и будет ли Армения по-прежнему продвигать вопрос «геноцида», по-прежнему остается открытым.

- Оппозиция во главе с Сержем Саргсяном предостерегает армянский народ от экономической экспансии Турции. Как Вы относитесь к армянским «страшилкам», в соответствии с которыми Турция намерена скупить на корню всю Армению, а ее население превратить в своих слуг?

- Похоже, в Армении плохо представляют принципы торгово-экономических отношений, принятые в цивилизованном мире. Давно минула эпоха колониализма, когда один народ экономически порабощал другой. Турция сама стремится привлечь как можно больше иностранных инвестиций, приветствуя и создавая необходимые условия зарубежным компаниям, которые открывают в нашей стране заводы и фабрики, и налаживают на их базе экспорт. Уверен, что даже ереванским старшеклассникам известно, что инвестиции из-за рубежа не могут представлять угрозу для страны, и Турция, в экономику которой вкладываются инвесторы из США, Европы, Японии, стран Персидского залива – тому яркое подтверждение.

Видимо, проблема в том, что часть армянского общества не уверена в своем правительстве, а потом видит в естественных экономических процессах чуть-ли не угрозу своей национальной безопасности. Реальность же такова, что доход на душу населения Турции, стоимость экономики которой превышает триллион долларов, вряд ли ощутимо возрастет от торговли с Арменией. В то время, как армяне, наоборот, остро нуждаются как в широком перечне товаров, производимых в Турции, так и в турецком капитале. Отлаженные, добрососедские отношения с Турцией – это прекрасный шанс для Армении поднять, наконец, свою экономику и выйти на рынки Европы и Ближний Восток. В противовес Армении, где десятилетиями насаждался и продолжает насаждаться культ ненависти к моему народу, Турция воспринимает армян, как соседей, с которыми просто не сложились отношения. И дело вовсе не в том, что в коллективном сознании турецкого народа стерлась историческая память. Поверьте, мы хорошо знаем историю своей страны! Просто турки, в отличие от армян, не зацикливаются на вражде к какой-то стране или народу. У Турции задача принципиально иного уровня - стать глобальным игроком, открыться миру, быть мощным фактором политического и экономического влияния на Ближнем Востоке, в Африке, на Балканах, в тюркском мире и пр.

Что же касается отношения рядовых турок к армянам, то о нем можно судить, хотя бы, по тому, что сегодня в Турции нелегально работают и регулярно отправляют валюту своим семьям и родственникам до пятидесяти тысяч (!!) граждан Армении.

- Нормализация отношений приведет к открытию армяно-турецкой границы, к налаживанию экономических связей и капитализации армянской экономики. Все это в конечном счете снизит зависимость Еревана от России. Может ли этот факт, на Ваш взгляд, осложнить отношения между Москвой и Анкарой?

- Тридцать один год Армения находилась в экономической, энергетической, военной и прочей зависимости от России. Так что, желание армян быть независимыми и самостоятельно обустраивать свою жизнь вполне объяснимо. Очевидно ведь: находиться на чьем-то содержании для развития страны - дело бесперспективное и вредное. С другой стороны, будучи соседом Турции, Армения по идеологическим причинам замкнулась на себе и, оставаясь в самоизоляции, не смогла экономически развиться и стать самодостаточным государством. Думаю, именно поэтому Пашинян, уловивший настроения большей части армянского общества, решил ослабить подчиненность Москве и начал постепенно открываться миру. Другой вопрос, позволит ли Россия Армении уйти из-под своего векового влияния? Конечно, Москва не захочет, чтобы Армения по примеру Грузии, Украины и Молдовы переориентировалась на Запад. В Кремле также не хотели бы видеть политический «дрейф» Армении в сторону ЕС и НАТО. Но, в то же время, Россию до определенной степени устраивает сотрудничество между Ереваном и Анкарой, поскольку в принципе её интересам оно не противоречит. Думаю, что развитие армянской экономики через восстановление армяно-турецких связей вполне укладывается в интересы России, которой из-за западных санкций все сложнее содержать Армению. Полагаю, экономическое сближение между Анкарой и Ереваном ощутимо снимет с России груз ответственности за постепенное скатывание Еревана в пропасть экономического краха и нищеты, что, естественно, не может не устраивать Москву.  

- Могут ли Анкара и Ереван прийти к компромиссу в вопросе, так называемого, «геноцида армян»?   

- Однозначно могу сказать лишь одно: Турция никогда не признает актом геноцида события 1915 года, на чем настаивает Армения и армянская диаспора. Для Анкары это - "красная черта". Надо отметить, что до прихода к власти АКП во главе с Эрдоганом, этот вопрос в Турции вообще не обсуждался, прежние власти были категоричны во мнении, что с армянами в Османской империи вообще ничего не произошло. Позиция правительства Эрдогана заключается в том, что, в период крушения Османской империи, произошла трагедия, в которой пострадали все - и национальные меньшинства, и национальное большинство. Турция призвала рассматривать эти события с новой перспективы. Но Армения не сделала ответный шаг и не пошла навстречу Турции.

Попытки диаспоры навязать Анкаре без всякого на то основания доказательства и факты "геноцида армян" – серьезнейшее препятствие на пути нормализации двухсторонних отношений. Что, впрочем, не делает невозможным восстановление политического диалога между Анкарой и Ереваном. Иногда стороны откладывают неразрешимые вопросы «на потом», и начинают налаживать сотрудничество в других сферах. К примеру, Турция и США уже давно не могут договориться по вопросу PKK/PDY, но при этом развивают отношения в других сферах. Так же можно поступить и в армяно-турецких отношениях. То есть, оставить на будущее вопросы трагических событий 1915 года, а пока восстановить дипотношения, наладить торговые связи и пр. И в этом плане сообщения о том, что вскоре могут начаться чартерные рейсы Ереван-Стамбул – хороший признак.

- Как быть с экономическими интересами Ирана, который в течении тридцати лет, пока была закрыта армяно-турецкая граница, не без выгоды перепродавал Армении турецкие товары? Не говоря уже о том, что сообщения о нормализации отношений Анкары и Еревана иранские СМИ преподносят, как начало воссоздания у иранских границ Великого Турана от Босфора до Китая, к которому могут отойти и тюркские провинции ИРИ… 

- Еще один региональный парадокс: нормализация армяно-турецких отношений, почему-то, беспокоит не Россию, для которой исторически Армения всегда была зоной  политического, экономического, военного влияния, а именно Иран. В основе спокойствия России лежит здоровый прагматизм: Москва слишком много тратит на подпитку своего влияния в Сирии, Украине, Абхазии, Южной Осетии и других регионах. Так что, для Москвы связи Армении с Турцией, как я уже говорил – это реальное снижение бремени финансово-экономических расходов на Армению при сохранении политических рычагов воздействия.

Что же касается беспокойства Ирана, то вызвано оно не столько возможностями восстановления наших дипотношений с Арменией, сколько последней встречей глав тюркских государств, на которой была учреждена «Организация тюркских государств». Вся надежда на то, что рано или поздно, но в Тегеране поймут: интеграция тюркских государств не направлена против третьих стран. Суть тюркской интеграции – в экономическом взаимодействии родственных народов и расширении торговых отношений. 

Что касается отношений с ИРИ, то есть вопросы, в которых Анкара и Тегеран стоят на диаметральных позициях. К примеру, мы никак не можем договориться по ситуации в Сирии, что, впрочем, не препятствует широким торгово-экономическим отношениям между двумя странами. 

Что касается тюркских общин в других государствах, то нет ни одного факта, который подтверждал бы факт поощрения Турцией идей и практики сепаратизма.