Эльман Рустамов не справился с инфляцией и повысил ставку наш комментарий

Эльнур Мамедов, отдел экономики

Центробанк Азербайджана повысил учетную ставку с 7% до 7,25%. Верхний предел коридора процентных ставок поднялся с 8 до 8,25%, а нижний остался без изменений – на уровне 6%. Это третье подряд повышение учетной ставки Центробанком в течение текущего года.

Откровенно говоря, глава Центробанка Эльман Рустамов этого, видимо, не очень хотел, да и внутренние факторы не давали повода к этому. Но инфляционное давление в последнее время усиливается из-за внешних факторов, которые играют решающую роль в формировании цен. Рост мировых цен на сырье и инфляция у партнеров, последствия сбоев в цепочке поставок и роста транспортных расходов значительно превзошли ожидания и оказались устойчивы. А внутренние факторы усложняют привязку инфляции к целевому показателю из-за повышения ценовых ожиданий.

У Эльмана Рустамова все меньше инструментов в борьбе с инфляцией

Низка также роль монетарных факторов в формировании динамики инфляции. Равновесие на валютном рынке укрепляет этот основной фактор стабильности цен и существенно нейтрализует внешнюю инфляцию. А решения об ужесточении монетарных условий усиливают уравновешивающее влияние монетарных факторов на инфляцию. Следующие решения по параметрам коридора процентных ставок будут приниматься с учетом изменения баланса рисков инфляции и перспектив экономики в среднесрочной перспективе.

Заявление Центробанка трудно назвать успокаивающим. Выходит, что монетарных факторов для сдерживания инфляции недостаточно. И по итогам текущего года Центробанк ожидает среднегодовую инфляцию уже на уровне 6,3%-6,6%, а годовую – на уровне 11,4-11,9%. И среднегодовая, и годовая инфляция сильно превосходят первоначальный прогноз Центробанка. Для сравнения напомним, что среднегодовая инфляция в стране в 2020 году составила всего 2,8%. А ведь прошлый год считался наиболее неудачным для глобальной экономики, в том числе и азербайджанской.

А вот текущий год по всем прогнозам обещал быть успешным с точки зрения развития экономики. И экономика в Азербайджане действительно растет из месяца в месяц, но также из месяца в месяц растет и инфляция. Создается какая-то непонятная ситуация, когда госструктуры по итогам каждого месяца громко рапортуют о росте ВВП и скромно отмечают рост инфляции, сваливая всю вину на внешние факторы. Мол, инфляция у нас импортная. Кстати, даже поверхностный анализ международных рынков показывает, что такая ситуация складывается во многих странах. Их центробанки идентичными аргументами объясняют ситуацию с инфляцией.

Мир ожидал роста инфляции в постпандемийный период, против этого, по утверждению центробанков, принимались меры. К сожалению, действительность значительно превзошла ожидания, а меры оказались недостаточно эффективны. Объективные факторы, конечно, никто не может игнорировать. Но ведь у центробанков есть множество инструментов воздействия на инфляцию, в том числе и монетарный фактор, который наш Центробанк как правило всегда ужесточал. Кстати, и Центробанк Азербайджана утверждает, что лишь равновесие на валютном рынке укрепляет этот фактор стабильности цен и существенно нейтрализует внешнюю инфляцию. Другими словами, лишь благодаря стабильному курсу маната еще как-то удается бороться с инфляцией. А этот курс, как известно, поддерживается нефтяными ценами на глобальном рынке, в частности трансфертами в госбюджет из Нефтяного фонда.

Последний бастион в борьбе с инфляцией - стабильный курс маната

Но, к сожалению, и многомиллиардные поступления от нефтяного сектора и трансферты в бюджет из Госнефтефонда до конца не помогают в борьбе с инфляцией. Правда, они помогают наращивать стратегические резервы страны. Так, за 11 месяцев текущего года валютные резервы выросли на 4,4%, или 2,2 млрд долларов и уже превышают 53 млрд долларов. Благо профицит платежного баланса позволяет увеличивать резервы. А вот резервы самого Центробанка выросли на 10,2% - до 7 млрд долларов. И если текущие тенденции сохранятся, то в 2022 году также ожидается значительный профицит платежного баланса.

С 2022 годом Центробанк связывает большие надежды. И причины опять же связаны с нефтью. На будущий год намечено существенно увеличить трансферты из Госнефтефонда в госбюджет по сравнению с нынешним годом. Этот фактор, безусловно, поддержит стабильность национальной валюты - маната. И, по расчетам регулятора, профицит платежного баланса вкупе с принятой макроэкономической платформой могут нейтрализовать факторы риска в среднесрочной перспективе.

А что будет с самим Нефтяным фондом, Центробанк, видимо, не интересует. Но мы возьмем на себя смелость напомнить об этом. Доходы Госнефтефонда в 2022 году, по прогнозам, увеличатся на 32,4% - до 10,5 млрд манатов, сообщает Счетная палата. При этом расходы фонда вырастут на 4,4% - до 12,7 млрд манатов. Таким образом, дефицит бюджета Госнефтефонда составит 2,2 млрд долларов. И вот так из года в год. И вместо того, чтобы способствовать наращиванию валютных запасов в фонде, мы безбожно обираем его. И не только для покрытия бюджетных дыр, а для обеспечения более половины доходной части бюджета.

Пополнять бюджет, конечно, надо, но лучше бы это делать за счет роста экономики, особенно ненефтяного сектора. Но это сложно, да и ждать надо долго. А ту переложил из одного кармана в другой – и никаких забот. А с развитием ненефтяного сектора можно и не торопиться. Да, имея безнаказанный доступ в Нефтяной фонд, у чиновников и стимул соответствующий пропадает, пора бы ограничить им эту возможность. И одной монетарной политикой здесь не обойтись. А пока, чтобы иметь возможность принимать адекватные решения в области денежно-кредитной политики, Центробанк обещает внимательно следить за факторами инфляции, связанными с затратами и предложением, и рассматривать прогнозы развития мировой и национальной экономики в различных сценариях.

Что же касается следующего года, то инфляцию удержать будет еще труднее. Достаточно отметить, что с начала 2022 года возрастут доходы бюджетных работников, в том числе и сотрудников силовых структур. Существенный рост пенсий и прочих пособий также подстегнет инфляцию буквально с первых же дней года. О снижении цен на все виды товаров в глобальном масштабе пока говорить не приходится. А последняя волна "омикрона", которая уже вызвала немалые ограничения в мире, вызывает новые опасения. Этот фактор плюс попытки США сбить цены на нефть – прямая угроза не только для инфляции, но и всей экономике Азербайджана. Как видно, факторов, способствующих росту инфляции, намного больше, чем имеющиеся у Центробанка инструментарии, не говоря об их масштабности и эффективности. Как поступит в такой ситуации Эльман Рустамов? Ждать осталось недолго.