Свержение Хана: Имран отстоял власть на три месяца горячая тема, все еще актуально

Икрам Нур, автор haqqin.az

Правительство Пакистана, а также нижняя палата парламента страны распущены, при этом премьер Имран Хан продолжит исполнять свои обязанности. Новые парламентские выборы и назначение кабинета министров могут состояться в течение последующих 90 дней.

Крикет – спорт людей мужественных и умеющих принимать нестандартные решения. И Имран Хан доказал, что титул лучшего игрока Пакистана в свое время носил не зря и предпринимать кавалерийский наскок совершенно не разучился.

Слухи о разногласиях Имрана Хана с пакистанской армией, о чем часто говорилось в последнее время, оказались сильно преувеличенными

Пока оппозиция в парламенте с упоением рассказывала о том, сколько голосов она собрала, чтобы добиться вотума недоверия премьеру – он совершил никем не ожидаемый ход, выставив на острие атаки вице-спикера Касима Сури, который попросту… отменил голосование по вопросу о доверии правительству премьера Имрана Хана, посчитав таковое нарушением Конституции.

А уже опираясь на это решение – лично обратился к президенту Пакистана Арифу Альви с просьбой распустить нынешний парламент и провести выборы нового. Что и было достаточно оперативно сделано. Оппозиция сначала была шокирована, но затем объявила, что подает петицию в верховный суд Пакистана с обжалованием решения президента.

Впрочем, подозреваю, они сами в эффективность такого решения не верят. Рассмотрение их петиции может затянуться – а это даст возможность Имрану Хану организовать выборы в новый парламент с максимальным использованием административного ресурса. И получить нижнюю палату в более выгодном для него составе.

Из нынешней попытки отстранения пакистанского премьера от власти следует как минимум три серьезных вывода.

Пакистан перестал быть страной, которая «рекомендации» из Вашингтона воспринимает как распоряжения для незамедлительного исполнения

Во-первых, слухи о разногласиях Имрана Хана с пакистанской армией, о чем часто говорилось в последнее время, оказались сильно преувеличенными. Если в вооруженных силах страны и есть недовольные премьером – то они не имеют большинства и не могут оказывать влияние на позицию высшего генералитета, который в нынешних событиях однозначно встал на сторону Имрана Хана.

Во-вторых, позиции США в Исламабаде серьезно подорваны. Пакистан перестал быть страной, которая «рекомендации» из Вашингтона воспринимает как распоряжения для незамедлительного исполнения. Стратегическое партнерство с Турцией и Азербайджаном существенно повысили самооценку Исламабада и укрепили его готовность отстаивать собственные национальные интересы, даже если они и вступают в конфликт с интересами США.

И наконец, в-третьих. Те пакистанские элиты, на которые делали ставку американцы, все эти Шарифы, Бхутто и прочие «золотые семейства», в глазах простых граждан Пакистана полностью себя скомпрометировали и не пользуются массовой поддержкой.

Шариф поскользнулся на коррупционной кожуре

Их алчность и коррупция в период, когда они находились на вершинах власти, обрыдла Пакистану настолько, что он остается совершенно глух к их призывам «бороться за демократию».

Кстати, пикантным моментом здесь является то, что одним из обвинений оппозиции, состоящей из представителей «золотых семейств», в адрес Имрана Хана является «его недостаточная активность в борьбе с коррупцией». Слышать это от тех, кто ее структуру создавал, лелеял и до бесстыдства активно ею пользовался, крайне странно. Этак пакистанскому премьеру надо три четверти парламента под суд отдать, а то и больше.

Понятно, что это не последняя попытка оппозиции отстранить неугодного премьера от власти. Понятно, что такие попытки будут встречать благожелательное отношение и щедрое финансирование в тех же США. Но Пакистан и Имран Хан учатся этому противостоять, используя для этого вполне демократические инструменты. И ставя во главу угла интересы собственной страны, а не требования иностранных держав и корпораций.