Что решит мобилизационная комиссия Баку и Москвы? наша аналитика

Александр Караваев, автор haqqin.az, Москва

24 апреля открылось 20-е заседание азербайджано-российской Межправительственной комиссии (МПК) по экономическому сотрудничеству.

Отныне институты, объединяющие страны СНГ, будут работать в кризисно-мобилизационном ключе. Их главная цель – нащупать способы обхода санкций, а также решить массу сопутствующих проблем.

Реальная картина будет ясна после некоторой стабилизации и понимания механизмов обхода санкций

Как работать после падения российской экономики?

Для Москвы и Баку важно понять как именно наладить систему межбанковских платежей; как улучшить логистику в плоскости транспортировки и таможенного сопровождения; существуют ли возможности «подключения» механизмов параллельного импорта и реэкспорта; можно ли увеличить сквозной товаропоток от Турции и Ирана (по данным РЖД, за апрель грузопоток в азербайджанском направлении увеличился на 35,7 процента); есть ли возможность для создания в промышленных парках Азербайджана новых производственных платформ в рамках совместных предприятий, либо оформленных, как субъекты азербайджанской юрисдикции для сборки поставок комплектующих на российские предприятия…

Если исходить из сухой статистики, оторванной от внешнего неблагоприятного контекста, то ситуацию в торговле между нашими странами, можно охарактеризовать, как «сравнительно устойчивую». За счёт масштабных закупок российского зерна в период с начала года, а также закупок топлива накануне закрытия на плановый ремонт Бакинского НПЗ, азербайджано-российский торговый оборот составил по итогам I квартала 2022 года $ 631 миллион, что на 7,9 процента больше показателя аналогичного периода прошлого года. Также растут поставки в Россию продукции азербайджанского аграрного сектора, что во многом вызвано снятием карантинных ограничений.

По оценке Инны Андреевой, заведующей кафедры Международных экономических отношений университета РУДН, объем нереализованного резерва азербайджанского экспорта в Россию составил по итогам 2021 года $ 239 миллионов.

В то же время, говорить в нынешней ситуации о перспективах поступательного развития, естественно, трудно. С одной стороны, необходимо сохранить достигнутый уровень товарооборота, с другой, следует произвести системную трансформацию двухстороннего торгово-экономического и инвестиционного взаимодействия.

Спустя два месяца после начала военной операции в Украине, российский бизнес постепенно приходит в себя, переключая свою деловую активность на широкую группу стран исламского мира, которые отказались поддерживать санкции Запада. Речь, прежде всего, идёт о Турции, Азербайджане, Иране, Узбекистане, Казахстане и Киргизии. При этом нужно учитывать, что данная группа подвержена серьезным рискам вторичных санкций и может быть непосредственно «задета» падением российской экономики.

Инна Андреева

Алиев просчитал начало войны… и успел

В середине апреля ОЭСР предварительно оценило боевые действия в минус 1,5 процента мирового ВВП. Но, согласно индексу деловой промышленной активности PMI, у 74 процентов государств, включая Азербайджан, продолжает отмечаться незначительный рост. Из них, реальное ускорение наблюдается у 27 процентов стран. Это – основные экспортеры сырьевых товаров (Бразилия, Канада, Норвегия и Южная Африка), а также Венгрия – европейский лидер по индексу PMI. Как известно, присоединяясь к санкциям Евросоюза, Будапешт действовал весьма осторожно, оценив интересы экономики выше политических конъюнктур. И избиратели Виктора Орбана это оценили.

В то же время, у 47 процентов стран наблюдается замедление темпов экономического роста. Самое заметное – у воюющих России и Украины, которые тянут за собой в горнило кризиса соседей и весь макрорегион в различных цепочках поставок. На Россию и Украину приходится 30 процентов мирового экспорта пшеницы, 20 процентов – кукурузы, удобрений и природного газа, 11 процентов нефти.

Возвращаясь к торговому обороту между Россией и Азербайджаном, важно подчеркнуть, что в январе-феврале 2022 года импорт российской пшеницы в Азербайджан составил 150,6 тысячи тонн, что в 6,8 раза больше аналогичного периода 2021 года.

Алиев успел предугадать и нарастить зерновые ресурсы

Судя по всему, президент Алиев просчитал начало войны и успел нарастить зерновые резервы. Учитывая, что в Азербайджане достаточно развита система длительного хранения резервов в непосредственной близости от транспортных узлов, Азербайджан получил возможность частично «отвязаться» от внешней ценовой конъюнктуры по основным продуктам питания и обеспечить надёжный экспорт.

Многие цепочки поставок завязаны на непродовольственный экспорт двух воюющих стран. Россия, как известно – ключевой поставщик палладия, никеля, титана и урана, Украина – неона и аргона. Поэтому в зоне серьезного замедления темпов экономического роста оказались Польша, Чехия, Турция и государства Центральной Азии, которым Всемирный Банк, вслед за ЕБРР, снизил накануне темпы годового роста (Европейский Банк ожидает в 2022 году рост в регионах своей деятельности всего на 1,7 процента против заявленных ранее 4,2). В Узбекистане прогноз роста понижен с 6 до 4 процентов, в Казахстане – с 3,8 до 2, в Кыргызстане – с 5 до 1, в Таджикистане – с 6,2 до 3 процентов.

Учитывая, что мировые цены на сырье пробивают новые горизонты, в наиболее выигрышном положении среди государств СНГ оказался Азербайджан. Причем, речь идет не только об углеводородах, но и о продукции переработки. В частности, экспорт азербайджанского карбамида в первом квартале 2022 показал рост в 17 (!!) раз. По данным таможни, экспорт азотных удобрений составил 79.000 тонн (рост в 7,4 раза) на общую сумму свыше $ 53 миллионов (рост в 30,8 раз!).

Таким образом, приток экспортной валюты в азербайджанскую экономику способен частично компенсировать падение части неуглеводородных доходов, сохраняя тем самым рабочие места и отрасли, задетые последствиями российско-украинской войны.

По оценкам ВБ рост азербайджанского промышленного производства в 2022 году составит 2,5 процента, в 2023 году – 2,7. За счет значительных инвестиций в восстановление Карабахского региона, рост сектора строительства в 2022 году составит 2,7 процента, в 2023 году – 2,5. Темпы роста сектора услуг в 2022 году составят за счет восстановления туризма и увеличения объема розничной торговли 5,2 процента, в 2023 году – 3 процента.

После того, как будет смягчен ряд транспортных ограничений и сформированы новые направления авиаперевозок между российскими и азербайджанскими городами, ожидается рост сектора услуг, туризма и торговли, который также может происходить за счёт притока российских туристов.

Возрождается и туризм

О линии восстановления сектора туризма свидетельствуют данные первого квартала 2022 года: Азербайджан посетили 246.277 иностранных граждан (в первые три месяца 2021 года их было 117.227). Россия занимает место в пятерке стран, откуда прибыло наибольшее число гостей.

Характерно также, что число вкладов нерезидентов в азербайджанских банках увеличилось в 2,4 раза. Это показатель того, как граждане России пытаются найти способ вывести свои средства из российских банков, заблокированных санкциями и остановленных системами мониторинга валютных переводов.

Российские туристы в пятерке стран, откуда прибыло наибольшее число гостей в Азербайджан

Еще раз вернемся к оценкам ВБ, но уже для сектора АПК Азербайджана. В текущем году он составит 6 процентов, в 2023 году – 5,5. Частично данный показатель может «просесть» в связи с кризисом логистики и ростом продовольственной инфляции в РФ, а также из-за пересмотра курсовой стоимости части контрактов, включая корректировки на стоимость доставки. По итогам 2021 года 32 процента ненефтяного экспорта Азербайджана или 4 процента всего экспорта пришлось на Россию.

С другой стороны, Азербайджан может получить определённую выгоду от ухода с российского рынка европейских экспортеров продовольствия, если решится занять высвободившуюся нишу. Также возможно, что уход части торговых сетей предоставляет окно неограниченных возможностей для азербайджанских инвесторов на российском потребительском рынке. Именно это делают сегодня турецкие и казахстанские предприниматели. Следует понимать, что трансформация российской экономики – это не только кризис, но и новые возможности, если, конечно, речь идет о проектах, поддерживаемых на уровне правительств двух стран.

Напомню, что Азербайджан располагает огромными резервами в повышении урожайности культур и продуктивности скота, прежде всего, в Зангезурском и Верхне-Карабахском экономических районах. Согласно стандартным общемировым критериям, прирост доходов в отдельно взятом субъекте сельского хозяйства на один миллион долларов США создаёт 5-7 рабочих места непосредственно в отрасли и 7-10 рабочих мест – у смежников (машиностроение, ветеринария, логистика, хранение, переработка, удобрения – главное, чтобы эти поставки шли от национальных производителей). Данные возможности могут быть использованы в российско-азербайджанском партнерстве, как направление новых инвестиций и проектов.

По оценкам Всемирного банка, даже несмотря на войну в Украине, общий рост ВВП Азербайджана в текущем году составит 2,7 процента, что совпадает с более ранними оценками агентства Fitch. Таким образом, в лице Азербайджана, российская экономика получает дополнительную точку опоры и стабильности в южнокавказском и каспийском регионе.

В Азербайджане российская экономика получит дополнительную опору

Перспективы в шторме

Пока еще рано говорить о том, как отразится война в Украине на среднесрочных экономических отношениях России и Азербайджана. В рамках ЕАЭС/СНГ, благодаря «зеленым коридорам» таможни, удалось частично справиться со сбоями в поставках. Но по-прежнему остаётся сложная проблема платежей и валютных колебаний, даже несмотря на то, что сегодня торговля с РФ для Азербайджана и группы СНГ на треть происходит в рублях.

Реальная картина будет ясна после некоторой стабилизации и понимания механизмов обхода санкций. Понять, как будут развиваться новые производственные связи в сценарии «шлюзов» (режим параллельного импорта и реэкспорта) для транзита в РФ из ЕАЭС/СНГ товаров и комплектующих, заблокированных санкциями, можно будет не раньше конца второго квартала.

Макрошлюзом для российской внешней торговли на юге и юго-западе станет Черноморско-Каспийский узел. Основные ворота – Турция и Иран, а также системная инфраструктурная связка через Южный Кавказ и Азербайджан. Поэтому, Анкара, Тегеран и кавказские столицы станут едва ли не ключевыми направлениями антикризисной экономической политики Москвы (по предварительным оценкам, только за март товарооборот РФ с Турцией увеличился на 30 процентов). Важнейшими элементами транспортной связанности остаются железнодорожные коммуникации по линии МТК Север-Юг и каспийская морская «перевалочная».

В этом же ключе очень интересно развитие Зангезурского коридора и Джульфинского железнодорожного узла. В марте Баку и Тегеран подписали меморандум о развитии второй линии коридора по территории Ирана: в частности, планируется построить четыре моста через реку Араз на азербайджано-иранской границе, в том числе, два автомобильных (с пешеходным переходом) и два железнодорожных, а также инфраструктуру связи и энергоснабжения. То есть, параллельно армянскому участку железной дороги будет проходить вторая линия, по иранской территории, которая в итоге увеличит пропускную способность азербайджано-иранских коммуникаций – важнейших связок на линии МТК «Север-Юг».

Азербайджан реализует стратегию параллельной армянскому участку железной дороги коридора с Ираном

Возможно, в ходе текущего заседания межправительственной комиссии будут также обсуждаться меры, реализуемые Россией в рамках партнерства ЕАЭС. Речь идёт о снижении ставок ввозных таможенных пошлин и применении тарифных льгот в отношении продовольствия, лекарств, сырья для металлургии и строительства, комплектующих для транспорта. Льгота на ввоз овощей может обсуждаться в размере 10 процентов от их стоимости.

Таким образом, решения, которые будут приняты в Баку, позволят сохранить и развить достигнутый уровень товарооборота продукции и услуг, позволят не допустить дефицита критически важных товаров на рынке России и снизят рост цен для конечного потребителя.