Что делать Эрдогану, если депутат в Швеции – террорист? горячая тема

Икрам Нур, автор haqqin.az

Страсти кипят, а Турция поднимает ставки. В обмен на свое согласие с принятием в НАТО Швеции и Финляндии она настаивает на том, чтобы Стокгольм и Хельсинки объявили Рабочую партию Курдистана и ее филиалы в Сирии и Ираке террористическими организациями, а также сняли эмбарго на поставки оружия.

Кроме того, Анкара настаивает на повторном вхождении ее в программу F-35, утверждении закупок для не модернизированных F-16, а также отмене американских санкций против турецкого оборонно-промышленного комплекса.

Андерссон продолжает кормить Турцию сказками

И если об американо-турецких противоречиях читатель из публикаций haqqin.az осведомлен хорошо, то о сложностях в отношениях Анкары с двумя скандинавскими государствами стоит поговорить более подробно.

На днях премьер-министр Швеции Магдалена Андерссон заявила: «Мы хотим, чтобы Швеция расширила свое сотрудничество с Турцией в рамках НАТО. Швеция поддерживает борьбу со всеми формами терроризма, также как НАТО и ЕС. Мы готовы к диалогу с Турцией для обсуждения и решения существующих вопросов». Прекрасные слова, вроде бы как свидетельствующие о позитивном настрое шведской стороны.

Но это слова, а вот факты: Анкара обратилась к Стокгольму с просьбой выдать ей 22 гражданина Турции, 10 из которых связаны с «гюленистским подпольем». Остальные - предположительно члены курдских организаций, связанных, по мнению Анкары, с Рабочей партией Курдистана. Запросы на 12 человек были отвергнуты, 4 – остались вообще без ответа, а 6 – рассматриваются уже пять лет, и конца этому рассмотрению не видно.

Начиная с 2016 года Швеция предоставила курдским политическим организациям 41 миллион долларов в качестве финансовой помощи. В Стокгольме действует представительство курдского СДС. Шведы активно поддерживают включение самопровозглашенной сирийской курдской автономии в процесс мирных переговоров как отдельную сторону, а также требовали от Турции вывести свои войска из северной Сирии.

Швеция всячески мешает антитеррористической операции Турции в Сирии

Да и стоит ли удивляться такому настрою Стокгольма, если в шведском парламенте есть такие депутаты, как Амина Какабаве, бывшая членом курдской террористической организации «Комала». Интересная биография у этого депутата, весьма, так сказать, показательная. Автомат в руки она взяла впервые в 13 лет. В 90-х годах нелегально переправилась в Турцию, где в Анкаре обратилась в представительство ООН, заявив, что бежала от преследований Тегерана и Саддама Хуссейна.

В представительстве получает деньги и удостоверение личности, а еще через 11 месяцев переезжает в Швецию, где впоследствии становится депутатом парламента с соответствующей политической программой, вся суть которой сводится к одному – тесное сотрудничество шведских властей с курдскими политическими организациями.

С такими депутатами не может вызывать удивление заявление министра иностранных дел Швеции, сделанное ею 12 декабря 2021 года на встрече с делегацией PKK/PYD-YPG: «Швеция – ваш активный партнер». Как не могут удивлять и призывы шведской дипломатии ввести оборонное эмбарго против Турции за ее операции против Рабочей партии Курдистана и ее филиалов.

Депутат парламента Швеции – курдская террористка Амина Какабаве
На этой фотографии Какабаве немного преобразилась

С Хельсинки в «курдском вопросе» Анкаре немного проще, но там есть другая проблема. До введения в 2019 году оружейного эмбарго Турция была вторым по величине импортером оружия из Финляндии. И теперь вполне естественно требует отменить эти ограничения.

Судя по всему, серьезно с Турцией договариваться не собираются, надеясь отделаться общими заявлениями. Что Анкару совершенно не устраивает, турецкая сторона прекрасно помнит историю 1980 года, когда в обмен на отмену вето по поводу вступления в НАТО Греции Турция получила соглашение о совместном контроле над воздушным пространством Эгейского моря и обещание Афин поддержать заявку на вступление Анкары в ЕС.

Спустя некоторое время Греция с легкостью отказалась от всех своих обязательств, поскольку соглашения не предусматривали никаких санкций за их неисполнение. Эрдогану повторение той истории совершенно не нужно – и в отстаивании интересов Турции в нынешней ситуации он будет стоять до конца. Свои требования он выставил – остается наблюдать, какие из них будут приняты.