Что происходит в Узбекистане? кто стоит за протестами в Каракалпакии?

Зухра Новрузова, спецкор по странам Средней Азии

Указом президента Узбекистана на территории Республики Каракалпакстан введено чрезвычайное положение на период с 00 часов 01 минуты 3 июля 2022 года до 00 часов 00 минут 2 августа 2022 года. В период ЧП будет действовать комендантский час с 21:00 до 7:00. Главой комендатуры назначен командующий Национальной гвардией Узбекистана Рустам Джураев.

В столице Каракалпакии, Нукусе вторую ночь продолжаются массовые протесты. Заявления срочно прилетевшего сюда Шавката Мирзиёева о том, что в статьи 70, 71, 72, 74, 75 Конституции, определяющие статус Каракалпакстана как суверенную республику с правом выхода из состава Узбекистана, ни одно изменение вноситься не будет – людей не успокоило.

И тут уже стало ясно, что за «городскими сумасшедшими» вовсю торчат уши местных правящих элит

Протесты вошли в самоподдерживающийся режим и теперь огромные массы местных жителей практически не управляются разумными доводами – включился эффект толпы. Полиция и национальная гвардия действуют жестко, но стараются избегать применения оружия, используя только слезоточивый газ, дубинки и свето-шумовые гранаты.

Помогает плохо, кровь уже пролилась с обеих сторон, есть убитые и раненые, точное число которых неизвестно, но местные говорят о двух десятках. С горечью приходится констатировать, что пока ситуация развивается в сторону ухудшения.

Как обычно в таких ситуациях – ничто не предвещало. Еще сутки назад Верховный совет, Совет министров и Министерство внутренних дел Каракалпакстана в совместном заявлении говорили о том, что «действия зачинщиков были пресечены правоохранителями, попытки массовых беспорядков локализованы. Группа организаторов беспорядков и оказавшие активное сопротивление правоохранителям лица задержаны, в их отношении ведутся следственные действия».

И очень хорошо, что Шавкат Мирзиёев поверил не им, а сообщениям местных чекистов и лично прибыл в Нукус. Вместе с ним сюда же прилетел и премьер Узбекистана Абдулла Арипов.

Мирзиёева решили попробовать на прочность – и он готов дать ответ на этот вызов. Причем, что является его фирменным почерком – комплексно

Какой он, Каракалпакстан?

Крайне противоречивый. Уникальный музей Савицкого, который называют «Лувром в песках» – и печально известный Арал, некогда четвертое по величине озеро в мире, а теперь ставший территорией экологической катастрофы.

Когда-то на территории Каракалпакстана было сосредоточено более 60 процентов тугайных лесов Центральной Азии. Сегодня от этого богатства осталось только десять процентов, на остальных территориях – соль.

Цветущий некогда Муйнак, богатый рыболовецкий город на берегу Арала, сегодня превратился в город призрак, в котором проживают около 18 тысяч человек. А рядом с ним – знаменитое «кладбище кораблей».

Рай для археологов и до недавнего времени – земля, обреченная на вымирание, поскольку люди отсюда уезжали навсегда, не в силах переносить последствия экологической катастрофы. Но сейчас все начало меняться. В Узбекистане принята комплексная программа спасения Каракалпакстана. Ведется озеленение пустынь, вводятся квоты в высших учебных заведениях для местной молодежи.

Цветущий некогда Муйнак, богатый рыболовецкий город на берегу Арала, сегодня превратился в город призрак, в котором проживают около 18 тысяч человек

Сотни людей и тысячи детей ежегодно получают от государства бесплатные путевки в санатории и лагеря в других районах Узбекистана. Для местного бизнеса введены льготные налоги, а узбекские врачи, приезжающие из других районов в Каракалпакстан получают 100% доплату к зарплатам. Кстати, те, кто приезжают в Муйнак – получают все 200 процентов.

Государство делает все, чтобы поддержать жителей региона, а сам Каракалпакстан превратить в территорию, пригодную для проживания людей. Но как бы не была тяжела здесь обстановка – есть то, что неизменно греет сердце каждого местного жителя. А именно – особый статус Каракалпакстана как суверенной республики, с собственной Конституцией, флагом и гербом.

К этому каракалпакстанцы относятся крайне серьезно и трепетно, и если ты в разговоре употребишь слово «автономия», то тебе дружелюбно, но настойчиво будут объяснять, что «мы не автономия, мы суверенная республика, причем, не президентская, как в Узбекистане, а парламентская».

Местный сепаратизм: «городские сумасшедшие» как таран интересов правящих элит

И хотя идеи сепаратизма регулярно всплывают в общественно-политической повестке Каракалпакстана – до недавнего времени их носителями были, в основном, «городские сумасшедшие». Которые, в скобках замечу, всегда были желанными гостями в иностранных посольствах.

В 1993 году между Ташкентом и Нукусом был подписан межгосударственный договор сроком на 20 лет о вхождении Каракалпакстана в состав Узбекистана, на правах «суверенная республика в составе суверенной республики».

В 2013 году его срок официально истек, и он был автоматически пролонгирован. Тогда у власти был Ислам Каримов, при котором разговаривать о выходе Каракалпакстана было весьма чревато. Но вот его сменил Шавкат Миромонович Мирзиёев – и разговоры о выходе стали звучать чаще и громче.

Вчерашние «городские сумасшедшие» вдруг все стали «правозащитниками» и «гражданскими активистами», тут же запевшими традиционные песни об «ущемлении каракалпакского языка» и «засилья мигрантов в республику из Узбекистана». Хотя, по большому счету, речь шла не о мигрантах, а о специалистах – врачах, ирригаторах, геологах и так далее, которые приехали работать над возрождением региона.

Дальше все пошло в соответствии с поговоркой: «чем глубже в лес – тем толще партизаны». Тут и требования разрешить регистрацию политических партий, и отвести узбекские войска от границ с Каракалпакией. А дальше, по всем законам драматургии – ключевые требования: отказ Ташкента от вмешательства во внутренние дела республики и… предоставление ей возможности вести собственную внешнюю политику.

Протесты вошли в самоподдерживающийся режим и теперь огромные массы местных жителей практически не управляются разумными доводами – включился эффект толпы

И тут уже стало ясно, что за «городскими сумасшедшими» вовсю торчат уши местных правящих элит. Ведь Каракалпакстан – это не только территория экологического бедствия, рай для археологов и «Лувр в пустыне». Это еще и нефть, газ и золото. Доходами, от которых местным элитам очень хотелось бы распоряжаться самостоятельно, без оглядки на Ташкент.

И тут начинается Игра. Из 49 тысяч предложений о поправках в Конституцию Узбекистана, в итоговый документ входят, в том числе, и самые взрывоопасные – об отмене особого статуса Каракалпакстана. Причем, представлено это было как «требование широких народных масс». Что примечательно – исходили они от каракалпакских элит, о чем прямо сказал Шавкат Мирзиёев, выступая в Жокаргы Кенесе в Нукусе: «Я же всегда открыт. Почему вы не позвонили мне и не сказали, что люди недовольны и так далее? Я же тоже человек. Мне тоже важен завтрашний день Каракалпакстана, мир Каракалпакстана».

То есть, местные элиты сами предложили и одобрили поправки в Конституцию, касающиеся статуса Каракалпакстана, да еще и вбросили Аппарату президента Узбекистана дезинформацию о том, что этот шаг является «массовым желанием местного населения» и недовольства не вызовет. После чего радостно потерли руки и стали ожидать последствий своих провокаций в отношении Ташкента. Прекрасно осознавая их последствия.

И, заодно, позволили «городским сумасшедшим», как сообщает телеграм канал «Тайный узбек», в объективности которого в ряде вопросов сомневаться никогда не приходится, использовать охотничье оружие, чтобы стрелять в спины протестующим, выдавая это за обстрелы гвардейцами. Ну и стреляя по гвардейцам, чтобы выдать происходящее за обстрелы террористов, с которыми в «беспощадную войну» пытается играть местное МВД.

Промежуточный финал беспорядков в Нукусе

Правда, здесь каракалпакстанские элиты сильно переоценили свои силы. В отличие от январских событий в Казахстане, когда столкнулись две центральные элиты, в Узбекистане идет речь о столкновении периферийной элиты Каракалпакстана с элитой Ташкента. А, значит, силы явно не равны.

Довольно сложно предположить дальнейшее развитие в Нукусе

Шавкат Мирзиёев, при всем его нежелании крови, умеет жестко наводить порядок и приводить местные элиты к повиновению, особенно – когда речь касается безопасности Узбекистана. Он не зря вчера вернулся в Нукус. Ему принципиально важно подавить протесты «малой кровью», а затем – показать их истинных организаторов. В его присутствии это будет сделать гораздо проще, во всяком случае – не позволит местным силовикам «зачистить следы», то есть - ликвидировать знаковые фигуры, которые слишком много знают и могут стать нежелательными свидетелями.

Его решили попробовать на прочность – и он готов дать ответ на этот вызов. Причем, что является его фирменным почерком – комплексно. То есть, жестко пресекая одних – и расширяя социально-экономические возможности для большинства населения Каракалпакстана. Это единственная возможная тактика, чтобы не дать «раскачать» Узбекистан внешним игрокам, имена которых нам еще предстоит узнать по итогам расследования трагических событий в Нукусе.