Азербайджан получил приглашение в ЕАЭС? главная тема; все еще актуально

Александр Караваев, автор haqqin.az, Москва

На прошлой неделе премьер-министр Азербайджана Али Асадов был приглашен в качестве гостя на заседание Евразийского межправительственного совета в Чолпон-Ата (Кыргызстан). Помимо встреч с правительственными делегациями России, Беларуси, Кыргызстана, делегация Азербайджана была приглашена на расширенное заседание Совета, в ходе которого Али Асадов представил партнерам в ЕАЭС преимущества азербайджанской экономики.

После урегулирования карабахского конфликта возможность сближения Баку с ЕАЭС, а также формализация статуса Азербайджана на уровне "наблюдателя" допускалась многими в качестве возможного варианта

Участие Асадова в заседании Совета ЕАЭС имело достаточно знаковый характер, поскольку, помимо стран-наблюдателей, азербайджанская делегация была единственной в статусе "приглашенного гостя". Что говорит о важной роли, которую в перспективе может сыграть Баку в функционировании общего экономического пространства ЕАЭС/СНГ. 

Вступление или сотрудничество? 

В некотором роде сенсационными оказались комментарии ряда армянских СМИ, которые со ссылкой на телеграм-канал Андраника Ованнисяна предположили, что Ереван может отозвать свое неформальное вето на расширение взаимодействия Баку с ЕАЭС. 

В принципе, после урегулирования карабахского конфликта возможность сближения Баку с ЕАЭС, а также формализация статуса Азербайджана на уровне "наблюдателя" допускалась многими в качестве возможного варианта. Учитывая, что военные составляющие конфликта уже позади, есть все основания для подобного сценария. Что частично подтверждает участие в заседании Совета ЕАЭС премьер-министра Али Асадова: если вынести за скобки Армению, то все участники ЕАЭС – это стратегические партнеры Азербайджана. В то же время официальный Баку никогда публично не объявлял о намерении присоединиться к организации.

Возможно, это продиктовано оглядкой на "прозападнически" настроенную часть азербайджанской общественности и настроение высшей бюрократии. С другой стороны, этот фактор не влияет на позицию главы государства: если Ильхам Алиев придет к выводу, что присоединение к ЕАЭС стратегически выгодно Азербайджану, то после триумфальной победы во Второй Карабахской войне у него на руках полный карт-бланш на самостоятельное принятие как внутренних, так и внешнеполитических решений.

Исходя из чего можно сделать вывод, что Баку, скорее всего, будет расширять координацию с ЕАЭС, но не станет форсировать оформление этого взаимодействия в форме получения в организации статуса наблюдателя.

Свою роль в этом играют и реалии макропространств. Азербайджан находится на стыке торгово-экономических векторов, направленных как в сторону ЕАЭС и России, так и от них, на внешние рынки. Рекордные темпы торгового оборота между РФ и Турции, которые могут достигнуть до конца 2022 года 50 миллиардов долларов, насторожили даже ЕС и США. При этом следует учитывать, что торговля Турции с Азербайджаном и Казахстаном также расширяет/усиливает экономическое пространство СНГ/ЕАЭС. То же самое относится и к российско-иранскому вектору, хотя большая часть внешней торговли Ирана направлена в ЕС.

Рекордные темпы торгового оборота между РФ и Турции, которые могут достигнуть до конца 2022 года 50 миллиардов долларов, насторожили даже ЕС и США

Добавим к сказанному, что каспийское измерение ЕАЭС рассматривается из Москвы, прежде всего, через призму взаимодействия с Ираном. Временное соглашение по тарифам между Ираном и ЕАЭС вступило в силу осенью 2019 года. Реализация этого документа позволит обеспечить "бесшовный" переход от временного к полноформатному режиму свободной торговли. Вскоре состоится очередной, седьмой раунд торговых консультаций по данной теме.

Как у всех стран Прикаспийского региона, на этом векторе происходит рост взаимной торговли: по итогам 2021 года (то есть к 21 марта 2022) товарооборот между ЕАЭС и Ираном вырос на 73 процента, превысив 5 миллиардов долларов. Транзит товаров через территорию Ирана по МТК "Север – Юг" увеличился почти на 50 процентов, началась торговля валютных пар "рубль-риал", возникает ряд других проектов, включая выход иранского автоконцерна Iran Khodro на российский рынок.

Все эти тенденции "опосредованного" сближения после удара санкций по России стали лишь усиливаться. Причем ситуация достаточно выгодна и для Баку. Кроме наращивания экономической состыкованности региона Каспия и структурирования несырьевого экспорта центральноазиатской "пятерки" вокруг промышленно-аграрных центров, что облегчает логистику следования Баку в фарватере сближающихся Москвы, Анкары и Тегерана, это еще и вопрос безопасности.

Да, отношения Азербайджана с Ираном обостряются в медиа-информационном пространстве, но, скорее всего, они завершатся "взаимопониманием" и рукопожатием, как это было осенью 2021 года после серии раздражающих обвинений и стягивания иранских сил к азербайджанской границе.

Почти со стопроцентной уверенностью можно предположить, что и нынешняя конфронтация между Азербайджаном и Ираном завершится примирением и рукопожатием

Следует признать, что Иран и Азербайджан не могут друг без друга, а сценарий конфронтации навязывается им извне. Кто-то в Тегеране на это велся, однако в целом сохранялся баланс. Теперь же любое обострение между Баку и Тегераном может обрушить всю архитектуру западной ветки коридора "Север – Юг".

Тем не менее ожидается, что уже в ближайшее время в Баку соберутся делегации ведомств РФ, Азербайджана и Ирана для обсуждения финансирования достройки оставшегося "слабого звена" – железнодорожной ветки Решт – Астара.

Актуальность ЕАЭС

В плоскости текущей повестки правительству Азербайджана важны контакты с ЕАЭС по следующим темам:

- перевод взаимной торговли региона в рубли и национальные валюты, а также вопросы взаимодействия национальных платежных систем. За семь лет доля платежей в нацвалютах в ЕАЭС выросла до 74 процентов. В торговле с членами ЕАЭС Азербайджан движется в этом же направлении;

- развитие логистики. Баку важно понимать, насколько продвинулись соглашения ЕАЭС в сфере перестрахования поставок грузов, обмена опытом использования электронной таможенной документации, а также в решении вопросов сопряжения маршрутов "Север – Юг" и "Запад – Восток";

- для Азербайджана также важен анализ ситуации на общих рынках зерна, продовольствия и энергоносителей. С каждым месяцем все более отчетливо видна острая необходимость коммуникаций по этим вопросам с Россией и Казахстаном, являющихся ядрами ЕАЭС;

- нужен анализ перспектив координации по рынку электроэнергетики.

Баку поставил перед собой достаточно высокую планку стать как минимум на региональном уровне экспортером "зеленого электричества". Есть проект прокладки магистрального электрокабеля по дну Черного моря от Грузии к Румынии, интерес к которому выразила Венгрия, из чего следует, что проекту придадут общеевропейский статус. И вот тут возникает возможность ценовой игры. Помимо собственной выработки на экспорт, Баку может стать основным транзитером более дешевого электричества с общего рынка ЕАЭС в страны ЕС, которые сталкиваются с невероятными ценовыми пиками.

Все эти вопросы можно анализировать и принимать в них участие, взаимодействуя с Евразийской комиссией в статусе наблюдателя. Этот статус, с точки зрения репутационных или иных соображений, ни к чему Баку не обязывает. В то же время, даже не приближаясь к ЕАЭС формально, Азербайджан втягивается в это поле все более нарастающими и взаимовыгодными проектами соседей.

Западный створ МТК "Север – Юг" полностью в ведении азербайджанской стороны

Комплекс возможностей транспортного взаимодействия – одно из тех преимуществ, которое азербайджанская экономика привносит в регион СНГ/ЕАЭС. Сейчас в перечне приоритетных транспортных проектов ЕАЭС значится семь маршрутов на разной стадии реализации. При этом все они направлены на развитие евразийского транзитного потенциала и транспортной инфраструктуры, которая входит в международные коридоры в направлениях "Восток – Запад" и "Север – Юг", в том числе в рамках сопряжения с китайской инициативой "Один пояс, один путь".

Западный створ МТК "Север – Юг" полностью в ведении азербайджанской стороны, поэтому успехи азербайджанских транспортных предприятий создают дополнительные возможности и участникам ЕАЭС в организации и формировании магистрального движения товарных потоков в регионе Каспия.    

Прикаспийский регион все в большей степени стягивается вокруг СНГ/ЕАЭС. Нагляднее всего это бросается в глаза в ходе контактов правительственных групп с представителями Турции, Ирана, стран Персидского залива и Индии. Но этот эффект заметен также, когда осуществляется взаимодействие в парах "страна СНГ – страна ЕАЭС" (многие проекты здесь подчинены выходу на российский рынок или взаимодействию с ним). В данном случае наибольшее значение имеет активность Узбекистана и Азербайджана в налаживании внешних мостов с соседями.

Заслуживает внимания и новая политика Баку в отношении Центральной Азии

Поэтому такие форматы, как двусторонние стратегии сближения (Баку – Нур-Султан, Баку – Ташкент, Баку – Ашхабад), центральноазиатская "пятерка" или работа турецких рабочих групп и делегаций с группой прикаспийских стран, взаимодействие Ирана с той же группой – все это добавляет центростремительный эффект в пользу общего усиления макрорегионального пространства. Что, конечно, выгодно не только России, но и всем государствам региона, которые формируют общий контур как в экономике, так и в безопасности.