Писатель Мохсен Банайе в интервью haqqin.az: «Шайка Хаменеи сбежит в Венесуэлу»

Беседовал: Джейхун Наджафов, собкор

В Иране с новой силой возобновилась протестная волна на улицах и площадях Тегерана, Исфахана, Казвина, Бендер-Аббаса, Санандеджа и других городов. В Мешхеде, Кермане, Зенджане и Керманшахе проходят митинги, перекрываются дороги, сжигают билборды с портретами Хаменеи и Кассема Сулеймани. Протестующие в Карадже окружили здание тюрьмы «Реджаи Шахр», где предположительно готовится казнь Мохаммада Кубадлы и Мохаммада Бургани, участников демонстраций.

Одновременно иранская диаспора провела акции протеста в ФРГ, Канаде и других странах по случаю годовщины гибели 176 пассажиров авиарейса PS752 Тегеран – Киев, сбитый 8 января 2020 года ПВО КСИР.  

О происходящих в Иране событиях haqqin.az побеседовал с Мохсеном Банайе, известным иранским ученым, историком, автором книги по персидской истории и исламу «Темная бездна истории».

Мохсен Банайе

- Что в данный момент происходит в Иране?

- По всей стране идут антиправительственные выступления. Мы видим все формы протестов – демонстрации, ночные шествия, перекрытие дорог… Участники демонстраций перекрыли на несколько часов главную столичную магистраль Hakim, жгут у правительственных зданий портреты лидеров исламской революции, забрасывают «коктейлями Молотова» штаб-квартиры полувоенной организации «Басидж». Повсеместно продолжаются забастовки, создаются фонды помощи бастующим, десятки тысяч иранцев забирают свои депозиты из банков, нанося тем самым удар по финансовым интересам режима… Словом, все мы являемся очевидцами исторического события, которое изменит всю геополитику от Ближнего Востока до Южного Кавказа.

Начавшиеся в 2017 году антиправительственные протесты перетекли в 2022-м в фазу необратимого революционного процесса, смещения тоталитарной теократии и установления светской государственной системы. На карте мира появляется новый Иран – страна с секулярной системой. Исторически это беспрецедентно, поскольку еще ни в одной стране мира, кроме Ирана, не была вначале установлена, а затем доведена до разрушения исламская государственная система…

- Но система все еще не разрушена.

- В том, что Иран будет светским государством западного типа, лично у меня нет никаких сомнений. Иранский народ прошел испытание сорока тремя годами средневековой деспотии, мракобесия, засилья власти необразованных и жестоких религиозных фанатиков. Имея за спиной такой горький опыт, иранцы прекрасно понимают, как выглядит альтернатива тирании аятолл.

Как Вы знаете, все предыдущие протесты охватывали, обычно, пару провинций и ограничивались экономическими и реже – экологическими требованиями. В каких-то случаях люди протестовали из-за повышения цен на бензин, или, как в Исфахане, митинговали из-за отсутствия питьевой воды. Но сейчас у демонстрантов нет ни материальных, ни экономических лозунгов. Есть только требования свободы и соблюдения прав, включая гендерное равноправие. С разной степенью интенсивности протесты охватили 300 городов в каждой из 31 провинции страны. И везде звучат одни и те же лозунги – «Нет теократии», «Мы будет свободными», «Женщина, жизнь, свобода»… Ничего подобного в прошлом не было. 

- Власти Ирана постоянно говорят о кознях американцев. Мол, студентов подкупили США, Израиль, вообще весь западный мир…

- Режим аятолл физически не способен воспринять тот факт, что студенчество, которое 43 года назад свергло в Иране монархию, сейчас столь же целенаправленно свергает теократию. Целые сорок три года режим держался на жесточайших репрессиях, на запугивании народа и полном информационном контроле над обществом. Путем массовых расстрелов недовольных властью муллы сумели, как им казалось, надломить в начале 80-х годов прошлого века все иранское общество. Тогда страх действительно овладел сознанием и умами людей. Теократический режим старательно стирал прошлое, скрывая от народа как правду о дохомейнистском прошлом Ирана, так и о современном.

С другой стороны, власти Ирана никогда не откажутся от идеи экспорта исламской революции в другие страны, чтобы диктовать им свою волю. Даже если простые иранцы будут умирать на улицах от голода и отсутствия крыши над головой, аятоллы все равно будут поставлять оружие и помогать «Хезболле», «ХАМАСу», «Исламскому Джихаду», «Хашди Шааби», «Хусейниюн», «Фатмеию» и другим прокси. И это вовсе не прихоть мулл, а суть хомейнизма – создавать свои, шиитские милиции, устраивать гражданские войны, стравливать шиитов с суннитами… Однако западные санкции и обвал цен на нефть дают о себе знать.

В иранских СМИ прошло сообщение о том, что боевики ливанской «Хезболлы» уже третий месяц не получают из Тегерана финансовую помощь. Как выяснилось, все финансовые ресурсы направлены на поощрение басиджистов, участвующих в подавлении акций протестов. За подавление каждой демонстрации или митинга бойцам «Басидж» выдают крупные премиальные. Словом, если волна протестов в Иране не уляжется, все иранские прокси останутся без денег, а ведь это – главный фактор, связывающий их с режимом Тегерана.

- Хамид Эсмаилиюн, известный активист иранской оппозиции за рубежом, пообещал вернуться в Иран еще до падения режима Хаменеи. Может ли его возвращение в страну кардинально изменить ситуацию в Иране?

- Хамид Эсмаилиюн известен своим участием в организации по всему миру массовых акций в поддержку иранского протестного движения. Но в Иране особо чтят память покойного шахиншаха Ирана. Его заслуги в экономическом, социокультурном и просветительном развитие нашей страны иранцы ценят очень высоко.

Сын шаха, Реза Пехлеви, обладает прекрасным бэкграундом не только, как наследник монарха, но и как высокообразованный человек, способный возглавить движение за секулярный Иран. На митингах часто звучит лозунг «Vali aht kudjai, vidai moblavi» («Где наследный принц? Поддержи нас!»). Думаю, Реза Пехлеви может стать если не единоличным лидером, то руководителем команды политиков и общественных деятелей, которые будут координировать в Иране как революционное движение, так и послереволюционные процессы. Такие, например, как созыв учредительного собрания и определение новой государственной системы.

- Некоторые политики считают, что верхушка режима аятолл будет отстреливаться до последнего басиджиста. Учитывая, что бежать им, по сути, некуда, они готовы убивать людей тысячами, чтобы удержаться у власти. Вы с этим согласны?

- Место куда сбегут Хаменеи, Раиси, Салами, Эджеи и другие мрачные персоны уже известно – это один из островов Венесуэлы. Этот остров, а также полное расположение президента Мадуро, они купили в обмен на прощение многомиллиардных долгов Венесуэлы Ирану.

На этом острове, да и вообще в Венесуэле, все готово для приема дорогих иранских гостей, карманы которых набиты десятками миллиардов долларов, наворованных у народа. Помимо этого, у шайки Хаменеи есть еще в Венесуэле немало недвижимости, в частности, роскошные виллы в Каракасе и других городах. В целом же, есть что-то символическое в том, что аятоллы готовят себе «запасной аэродром» в далекой Латинской Америке, где в свое время нашли пристанище главари германских фашистов.