Армяно-азербайджанская нормализация. Пашинян мешает Москве наша аналитика

Александр Караваев, автор haqqin.az, Москва

Нынешнюю ситуацию, которая сложилась в отношениях между Ереваном и Баку, наиболее точно характеризует фраза президента Ильхама Алиева: "Считаю, что прямые переговоры между двумя странами будут более полезными и нужными." 

Общая логика процесса армяно-азербайджанского мирного урегулирования достаточно четко прописана в трехстороннем Заявлении от 10 ноября 2020 года. При этом Азербайджан и Россия практически выполнили все условия этого документа, за исключением пункта № 9, в котором указывается необходимость открытия транспортного коридора. Дословно этот пункт звучит так:

"Республика Армения гарантирует безопасность транспортного сообщения между западными районами Азербайджанской Республики и Нахичеванской Автономной Республики с целью организации беспрепятственного движения граждан, транспортных средств и грузов в обоих направлениях. Контроль за транспортным сообщением осуществляют органы Пограничной службы ФСБ России".

Коридор для России и Азербайджана - первостепенная задача, вытекающая из трехстороннего Заявления

Времени для маневров у Пашиняна больше нет

По существу, Никол Пашинян тянет время, чтобы отсрочить неизбежные подвижки в этом процессе, хотя большую часть мероприятий в сфере автотранспорта можно реализовать в считанные месяцы. Что наглядно демонстрирует открытие азербайджанского КПП в начале транзитной дороги через Лачинский район к Ханкенди, осуществленное быстро, качественно, с соблюдением необходимого уровня взаимодействия представителей таможни и пограничников с местным населением.   

При это следует признать, что особых вариантов для будущих маневров у Пашиняна нет.

С одной стороны, на него давит Россия, требуя начать строительство железнодорожного полотна и реконструкцию дорог на территории армянской части Зангезурского коридора, пролегающего через Мегринский район Армении. Москве это необходимо, чтобы начать полноценную эксплуатацию МТК "Север-Юг" от границ РФ до портов Персидского залива.

Но Пашинян юлит и мешает

Пашинян также лишен маневра в вопросах реинтеграции армянской общины Карабаха, которая начнется даже при отсутствии официального диалога с местными армянами по мере развертывания определенной социальной инфраструктуры. Такой, к примеру, как раздача местному населению Карабаха в рамках трехстороннего Заявления азербайджанских паспортов при содействии российских миротворцев. После чего последуют шаги хозяйственно-экономической интеграции в сфере коммунального и инфраструктурного хозяйства, а далее будут снижаться барьеры зон отчуждения в информационном пространстве и, следовательно, в головах местного населения.

В то же время как в группах оппозиции, так и на уровне общественных настроений на Пашиняна усиливается давление со стороны так называемых рассерженных армян.  Оппонирующие премьеру и влияющие на принятие решений в парламенте политические силы воспринимают блок задач по нормализации отношений с Азербайджаном не как вынужденную необходимость, а как сознательную уступку в ущерб национальным интересам. То есть, подписание мирного договора с Азербайджаном преподносится оппонентами премьер-министра Армении и частью армянского общества как факт национального унижения, политического предательства и государственной измены.

Армянский цейтнот

В еще большей степени это относится к обсуждавшемуся на днях в Вашингтоне главами МИД двух стран новому документу под условным названием "Нормализация отношений между Азербайджаном и Арменией", в котором зафиксированы позиции, связанные с делимитацией и демаркацией границы, взаимным уважением суверенитета, а также необходимостью создания пограничных транспортных переходов.

В армянском истеблишменте зреет недовольство

Хотя если рассматривать этот документ с точки зрения развития, то обозначенные в нем шаги представляют для Армении единственно возможный вариант расширения её региональных связей и освобождения от балласта обанкротившейся «стратегии крепости».

В то же время, с точки зрения тактического маневрирования следует объективно признать, что Николу Пашиняну и его команде сложно двигаться в сторону мирного урегулирования с той скоростью, которую демонстрирует Азербайджан.

В результате, предъявляя дополнительные условия в каждом новом раунде переговоров и привлекая к ним для посредничества помимо России и Турции представителей третьих сторон, армянский премьер дает понять, что действует как бы из интересов национал-патриотического лагеря. Хотя даже при этой тактике нет гарантий, что в один прекрасный день правительство Пашиняна не будет выдавлено из своих кабинетов ещё более реваншистскими силами, как это уже было с предыдущим поколением армянских политиков и их «карабахским» ядром. 

Ещё одна проблема Еревана заключается в том, что среднестатистический армянский избиратель понимает, что его жизнь вряд ли изменится от того, будет или не будет разблокирован Зангезурский коридор. Макроэкономические рассуждения об интересах России и крупных армянских компаниях в горнорудном секторе звучат красиво, но малоубедительно. Все-таки, их надо подавать в пакете с ещё какими-то понятными ожиданиями рядовых граждан страны. Как минимум, с тем фактом, что после снятия Ереваном в прошлом году одностороннего эмбарго товарооборот Армении с Турцией без открытия транспортных коридоров уже превысил 320 миллионов долларов.

Чтобы сохранить в такой ситуации власть, Пашинян, с одной стороны, как бы признается в том, что не может повлиять на такие действия Азербайджана, как выставление пограничных постов или КПП на границе, а с другой, сохраняет возможности манипуляций внутри страны, используя последний аргумент политических неудачников - "Мы сделали все что могли, но обстоятельства выше нас".

Борьба за Кавказ по-прежнему остаётся политическим магнитом для "западной" группы

По факту так и получается: Азербайджан выполняет всю работу по обустройству своей границы, преодолевая (зачастую силой оружия) сопротивление армянских силовиков, и фактически ставит Армению перед фактом создания новой инфраструктуры безопасности, определяющей экономическую активность в регионе. 

В любом случае, когда к 2025 году будет завершено строительство азербайджанского участка Зангезурского коридора и обустроена транспортно-промышленная инфраструктура на территории новых экономических районов Азербайджана, Армении не останется ничего иного, как примириться с новой реальностью.

Задача оттеснить Россию

Но сейчас у Еревана есть небольшой запас времени на внешнеполитические игры и «фланговые маневры», чтобы вписать в них европейские структуры, заинтересовать Госдепартамент США или выторговать что-то у России. Таким образом, тактическая задумка Пашиняна, стремящегося любыми средствами стабилизировать власть с наименьшими потерями, просматривается достаточно четко.

Что же касается стран-сопредседателей Минской группы ОБСЕ, то и для них ситуация вполне приемлема. ЕС и США уже успели прийти в себя после краха Армении в 44-дневной войне, а Россия, являясь одним из автором новой переговорной конструкции, даже укрепила свое положение, усилив в пользу Азербайджана приоритеты внешней политики и экономические балансы.

Если рассматривать динамику ситуации до 24 февраля 2022 года, то великие державы практически уже подходили к новому блоку соглашений или к новому меморандуму. Для завершающего рывка им не хватило того самого года и трех месяцев, в течение которых продолжается агрессия России против Украины.

Азербайджан форсирует урегулирование

Тем не менее, определенная посредническая миссия была проделана, и международные посредники хотели бы не только стать соавторами региональной нормализации, но и заодно, пользуясь войной в Украине, оттеснить Москву от участия в завершающей стадии армяно-азербайджанского мирного урегулирования. Тем более, что подписание "мирного пакта" между Баку и Ереваном явится ощутимым политическим противовесом российско-украинской войне с угрозами Москвы применить ядерное оружие.

Что же касается завершившихся в Вашингтоне переговоров министров иностранных дел Армении и Азербайджана при участии госсекретаря США Блинкена, то изначально не было гарантий, что концентрация исключительно на российской и турецкой переговорных площадках доведет до второго этапа соглашений (делимитация, демаркация и открытие транспортных коммуникаций). Теперь же, когда «пробуксовало» посредничество США, Москве необходимо каким-то образом взбодрить процесс согласования этого документа, но уже на собственной орбите. Особенно, если учесть, что до 10 мая 2025 года, когда истекает срок мандата российских миротворцев на пребывание в Карабахе, осталось ровно два года.   

Борьба за Кавказ по-прежнему остаётся политическим магнитом для "западной" группы, которая видит в ней возможность усилить свое влияние в регионе. Другое дело, что фактические преимущества получают в итоге не западные посредники, а непосредственно государства Южного Кавказа. Каркас безопасности укрепляется конструкциями экономических интересов. О чем убедительно свидетельствуют такие проекты «Экономической зоны Аразской долины», как гигантский техноцентр "КамАЗ", завод стройматериалов дочернего предприятия европейского гиганта цементного производства Holcim Azerbaijan, ООО Az-Tex-Import, осуществляющее проект сборки грузовиков Iveco, «Карабахский промышленный комплекс Improtex», нацеленный на производство спецтехники разной направленности…

Все это вкупе с новыми избыточными энергомощностями и транспортными коммуникациями, соединяющими Азербайджан с Россией, Турцией и Ираном, – достаточно убедительные аргументы для начала широкого торгово-экономического взаимодействия государств Южнокавказского региона.