Как Европа должна работать с Баку: учитесь у Орбана! наша передовица; все еще актуально

Александр Караваев, автор haqqin.az

Если проследить активность Будапешта на постсоветском пространстве в течение последних пяти лет (в 2018 году Венгрия получила статус наблюдателя в Организации тюркских государств (ОТГ), то складывается впечатление, что мы являемся свидетелями формирования оптимальной модели взаимодействия Европы и срединной Евразии. И одну из ключевых ролей в этом процессе играют совместные проекты Баку и Будапешта в регионе Каспийского моря.

В отличие от мессианских неоколониальных конструкций Франции и идеологизации внешней политики со стороны единого Брюсселя, сегодняшний Будапешт явно не намерен распространять европейское понимание политического развития на восток от границ Евросоюза

"Средний путь" для Центральной Европы

Скорее всего, после завершения войны в Украине именно венгерская модель взаимодействия с государствами постсоветского пространства может стать частью новой политики Европы. 

Большинство элит и граждан постсоциалистической группы государств хотели бы видеть в Европе стабильный и дружественный регион, солидарный с инициативами республик бывшего СССР, регион, открытый к взаимодействию с Турцией (учитывая огромную турецкую и арабскую диаспоры в Старом Свете), расположенный к связям с Китаем (учитывая торгово-экономические связи), ну и, конечно же, регион без конфликтных противоречий с московскими экономическими и интеграционными проектами СНГ/ЕАЭС.

Сложится ли так на практике, пока неясно, учитывая нарастающие диспропорции и конфликты внутри ЕС по отношению к России и постсоветским государствам. Но многие политические партии, в том числе в таких странах, как Венгрия, изрядно уставшие от военного конфликта с Россией, именно так представляют себе картину будущего.

Как показывает история, венгры, как правило, безошибочно улавливают сигналы из будущего

Такой сценарий можно назвать политикой "Срединного пути", предполагающую гармонизацию конфликтных противоречий. Напомню, что именно такой линии придерживались Германия и Франция в эпоху таких мощных политических авторитетов конца ХХ и начала XXI веков, как Гельмут Коль, Франсуа Миттеран и Герхард Шредер.

На самом деле, идея премьер-министра Венгрии Виктора Орбана реконструировать эту европейскую линию нельзя назвать его личной инициативой. Эта политика была традиционной для Будапешта на протяжении большей части его советской истории и, в целом, постимперского периода.

Тут уместно вспомнить, что на протяжение почти полувека правительство Венгрии успешно балансировало между политической лояльностью Москве в рамках Варшавского договора и созданием отдалённой от советского типа, собственной социально-экономической модели социализма.

Советский посол в Будапеште Юрий Андропов (слева) с председателем Совета министров Венгерской Народной Республики Имре Надем

Европа по примеру СССР

Как указывают биографы Юрия Андропова (председатель КГБ СССР с 1967 по 1982 годы – ред.), возглавлявшего в период восстания 1956 года посольство Советского Союза в Будапеште, именно венгерская версия социализма (наряду с югославской) представляла собой реальную альтернативу советскому проекту внутри коммунистической доктрины.

Интересно, что в целях нейтрализации влияния Будапешта на коммунистов других стран Москва после подавления венгерского мятежа 1956 года стремилась не только не отлучать венгров от коммунистического движения, но и, напротив, устранять по возможности различия между двумя моделями, делая акцент на единстве «лагеря социализма».

Парадоксально, но нечто похожее происходит и сегодня, когда официальный Брюссель пытается всеми силами «смикшировать» разницу в позициях с Будапештом по, к примеру, выделению помощи Украине и ряду других вопросов, связанных с расширением ЕС, подчёркивая, что это всего лишь дискуссия, а не опасный политический кризис.

Тем не менее, несмотря на необходимость выполнять блоковые обязательства в рамках НАТО, Венгрия остаётся, по сути, единственной страной Евросоюза, твёрдо отстаивающей свои национальные интересы, включая суверенную позицию в диалоге с Москвой и с Анкарой, а также развивая в рамках восточной политики отношения с группой тюркоязычных государств.

Орбан, как и венгерская элита, осознают, что будущий двигатель поступательного развития объединенной Европы находится на востоке, в регионе тюркских постсоветских государств

Как и в советский период, нынешняя линия официального Будапешта — это реализация коллективной политической интуиции венгерской элиты, тонко улавливающей, что будущий двигатель поступательного развития объединенной Европы находится на востоке, в регионе тюркских постсоветских государств.

Уместно отметить в этой связи мнение ряда исследователей, полагающих, что в последние годы Юрий Андропов, уже будучи Генеральным секретарем ЦК КПСС, делал ставку на Гейдара Алиева, как реформатора советской системы, способного оздоровить её по венгерской модели.

К сожалению, из-за смерти Андропова этот шанс был упущен...

Особенности венгерской "восточной политики"

Как показала практика, венгры, как правило, безошибочно улавливают сигналы из будущего. Относительно небольшой объем двусторонней торговли между Венгрией и Турцией в первое десятилетие XXI века достиг в 2022 году 4 миллиардов евро, а в ближайшие несколько лет должен достичь отметки шесть миллиардов. Венгерский Eximbank открыл кредитную линию для финансирования венгеро-турецких проектов, рассчитывая также вовлечь в пространство данного взаимодействия торговлю с другими тюркскими странами, прежде всего, с Азербайджаном и Казахстаном. Что, в свою очередь, учитывая общее пространство СНГ/ЕАЭС, даст венгерским компаниям возможность сохранить через данный фильтр доступ и на рынок России.

Кстати, венгерская и турецкая атомные электростанции Пакш-2 и Аккую строятся по схожим российским технологиям.

Главная цель венгерской политики заключается в том, чтобы, помимо сохранения доступа своих товаров (машиностроение, фармацевтика) на постсоветский рынок, получить также доступ к энергоресурсам разного типа генерации и происхождения. В рамках «Стратегии национальной безопасности Венгрии от 2020 года», диверсификация энергоресурсов – одна из важнейших задач, стоящих перед Венгрией, а также составная часть её суверенитета.

Венгрия сможет получать зеленую электроэнергию из Азербайджана через Черное море

Энергетический кризис лишь ускорил ранее запущенный венгерским правительством процесс, и Азербайджан сегодня является одной из главных составляющих его реализации, чему способствуют крепкие политические связи между Будапештом и Баку.

В январе 2021 года Венгрия была одной из первых стран, проявивших интерес к проектам восстановительных работ в новых экономических районах Азербайджана, который, в свою очередь, работает совместно с Грузией, Румынией и Венгрией над созданием экспортного коридора Каспий-Черное море-Европа. В рамках этого проекта планируется экспортировать ежегодно 4 ГВт электроэнергии. Еще более 1 ГВт зеленой энергии будет поставляться по маршруту Нахчыван-Турция-Европа. Будапешт ратует также за подключение к этому энергокоридору проектов на территории Казахстана, Узбекистана и Туркмении...

Долгосрочное взаимодействие Венгрии и государств региона Каспийского моря будет основано на высокотехнологичных проектах и развитии сотрудничества в производстве и поставах зеленого водорода и аммиака, а также в реализации зеленых проектов в рамках Среднего коридора.

Для Будапешта его "восточная политика" носит безальтернативный характер. А потому Венгрия будет стараться выработать такую модель, которая включала бы в себя как новейшие технические подходы, такие, как декарбонизация, с правилами невмешательства в суверенитет и ценности государств, с которыми она намерена расширять взаимодействие.

В отличие, скажем, от мессианских неоколониальных конструкций Франции и идеологизации внешней политики со стороны единого Брюсселя, сегодняшний Будапешт явно не намерен распространять европейское понимание политического развития на восток от границ Евросоюза.