Хуситы открыли коридор России и Китаю. С чего бы? все еще актуально

Ирина Вишнякова, специально для haqqin.az

Высокопоставленный представитель хуситов пообещал безопасный проход российским и китайским судам через Красное море.

Хуситы все-таки «подготовишки» в большой политике. Их стремительный выход на международный уровень – как же, стали фактором, влияющим на колебание цен на мировых биржах – вскружил им головы посильнее, чем местный наркотик кат. Поэтому их сейчас несет на волне адреналина, и они совершают типичные для «подготовишек» ошибки.

Иран в вопросах активности хуситов в Красном море их совершенно не контролирует. Взрастили, называется, на свою голову. Еще месяц назад иранцы аплодировали сами себе за свою проницательность, как же, хуситы, эти задиристые горные племена из нищего Северного Йемена внезапно стали настоящим «бриллиантом» столь тщательно выстраиваемой Тегераном «оси сопротивления».

Иранцы пытались внушить хуситам, что дергать за усы крупнейших морских перевозчиков – чревато. К тому же от их активности страдают экономические интересы союзников Ирана – Пекина и Москвы

Но по мере роста их активности и возможности влияния на региональные и даже международные процессы проявилась обычная «детская болезнь» таких политических скороспелок. Все свои успехи они начали приписывать себе – и только себе. А Иран – ну да, в чем-то там помогал, где-то там стоял рядом, но не настолько, чтобы теперь прислушиваться к его мнению. И тем более – выполнять его приказы, мы теперь и сами по себе «фигуры мирового значения».

Иранцы пытались им внушить, что дергать за усы крупнейших морских перевозчиков – чревато. К тому же от их активности страдают экономические интересы союзников Ирана – Пекина и Москвы. Что ж, решили хуситы, сделаем широкий жест. И сделали заявление, согласно которому «судоходству в регионе остальных стран, включая Россию и Китай, ничего не угрожает».

Более того, они, хуситы, «готовы обеспечить безопасный проход их кораблей в Красном море, поскольку свободное судоходство играет для нашей страны большую роль». О цене этого жеста пока речи нет, прайс на свои услуги по обеспечению безопасности будет, вероятно, выставлен позже – и в индивидуальном порядке.

Наряду с политикой – пойти навстречу просьбам Тегерана и снискать симпатии Москвы и Пекина – это еще и хитрый, как видится хуситам, рекламный ход. Дескать, от союзнических отношений с нами – сплошные выгоды, срочно записывайтесь в число наших иностранных партнеров, количество мест ограничено.

Пекин к своей репутации на международной арене относится не в пример тщательнее. И для него общая безопасность морских торговых путей важнее, чем льготы от хуситов

Вот кто бы объяснил этим наивным детям йеменского Севера, что это так не работает. И если Москва еще поблагодарит их, ей уже все равно, какова международная репутация ее союзников, сгорел забор – гори и дом, что хуситы, что Северная Корея, что лидеры африканских стран второго ряда – но Пекин к своей репутации на международной арене относится не в пример тщательнее. И для него общая безопасность морских торговых путей важнее, чем льготы от хуситов.

Кстати, свою первую международную военную операцию в XXI веке Пекин провел именно в Йемене, когда осуществил эвакуацию китайских граждан с нефтеперерабатывающего предприятия, которых хотели в 2013 году захватить только набиравшие силу хуситы. А память у китайцев хорошая.

Но дело не в памяти, а в том, что китайцы в принципе не заинтересованы в каких-то «льготах» от хуситов. Просто потому, что тогда на него косо начнут смотреть его же торговые партнеры. А та же западная пресса, и без того неровно дышащая к Пекину, с легкостью навесит на него ярлык «пособника пиратов» - и потом пойди, отмойся.

В силу ряда внешних обстоятельств и внутрийеменской специфики, история с беспределом и наказанием их за это будет долгой. Но все равно закончится их поражением и водворением на ту периферию, откуда они вышли. Хуситы – не та сила, которая может добиться чего-то большего, чем временного успеха и минуты славы в XXI веке. И это надо помнить всем тем, кто сейчас им аплодирует.