Турция меняет баланс в Африке новая геополитика; все еще актуально

Айдын Керимов, автор haqqin.az

Кабинет министров Сомали одобрил подписанное с Турцией 10-летнее соглашение в сфере оборонного сотрудничества.

Власти Сомали долго пробовали и выбирали партнеров, способных реально помочь им навести порядок в разорванной войной стране – и теперь пришли к окончательному решению: такой должна быть Анкара. На нее сейчас у сомалийцев все надежды.

Фишкой Турции является то, что она никогда не участвует в провальных проектах. И если уж вошла в Сомали – то рассчитывает на успех

«Это соглашение положит конец страху перед терроризмом, пиратами, незаконным рыбным промыслом, отравлениями, злоупотреблениями и угрозами из-за рубежа», – сказал по этому поводу премьер-министр Сомали Хамза Абди Барре, добавив, что «у Сомали будет настоящий союзник, друг и брат на международной арене».

Сомали – это большая стратегия для Турции, поскольку является для Анкары воротами в Африку. Но турки не ломили напролом, навязывая Сомали свое присутствие – а действовали неспешно, методично и, как выяснилось, неотвратимо. Патрулирование прибрежных вод и борьба с пиратством, помощь в управлении международным аэропортом в Могадишо, военная база в столице Сомали – все это было лишь этапами большого пути на сомалийском треке.

И вот теперь – соглашение, согласно которому Турция получила полную власть над сомалийскими территориальными водами на 10 лет. А 30% ресурсов исключительной экономической зоны Сомали будут использоваться Турцией для поддержки восстановления военно-морского флота Сомали и борьбы с незаконным рыболовством.

И вот теперь – соглашение, согласно которому Турция получила полную власть над сомалийскими территориальными водами на 10 лет

Но было бы в корне неверным говорить, что соглашение с сомалийцами является финальным аккордом турецких усилий в этом африканском государстве. Скорее – это начало большой игры, в которой будут с одной стороны участвовать Анкара и Могадишо, а с другой – Эмираты, Эфиопия и де-факто независимые сомалийские провинции Пунтленд и Сомалиленд. И стоящие за ними группировки «Исламское государство» и Аш-Шабаб.

Сомалийская Республика ныне не существует как единое государство. Сомали – это полный провал ООН, США, Африканского союза, Лига арабских государств. И еще нескольких международных организаций «второго ряда», вроде Межправительственной организации по развитию, объединяющая все страны Африканского Рога и Международной контактной группы по Сомали.

Называя вещи своими именами, Анкара взвалила на себя этот «чемодан без ручки», оказавшийся для других неподъемным – и собирается нести его дальше, рассчитывая на успех. Остается только пожалеть и Реджепа Эрдогана, и главу турецкой дипломатии Хакана Фидана, и главу MIT Ибрагима Кылына, которым и реализовать сценарий турецкого участия в сомалийском кейсе. Впрочем, эти господа трудностей не боятся и от них не бегут, всякий раз демонстрирую высочайший профессионализм.

Впрочем, эти господа трудностей не боятся и от них не бегут, всякий раз демонстрирую высочайший профессионализм

Та же Эфиопия, не имеющей выхода к морю, не так давно подписала с непризнанным Сомалилендом соглашение о строительстве крупной военно-морской базы. В Могадишо вполне обоснованно считают, что следующим шагом может стать признание Сомалиленда независимым государством. А почему бы и нет? В Африке – как и везде, беда соседа – прекрасный повод отщипнуть в свою пользу часть его территорий.

Эмираты тоже предпочитают иметь дело с руководством провинций, поскольку те более податливы на посулы, да и, что скрывать, продвижение эмиратских интересов в них обходится существенно дешевле.

«Аш-Шабааб» также уже осудила соглашение, поскольку именно Турция последовательно помогала Могадишо в борьбе с ней, в том числе – продавая властям Сомали беспилотники TB2, которые стали кошмаром группировки.

Партия на Африканском Роге, в которую решила включится Анкара, обещает быть весьма драматичной, с большими рисками для всех ее участников. И сколько она продлятся – даже предсказать сегодня нельзя. Известно только одно – фишкой Турции является то, что она никогда не участвует в провальных проектах. И если уж вошла в Сомали – то рассчитывает на успех.