Денег нет, придется поделиться с государством что там у соседей, все еще актуально

Игорь Никифоров, специально для haqqin.az, Москва

Более 10 трлн рублей ($110 млрд) потребует реализация инициатив, озвученных Владимиром Путиным в двухчасовом послании Федеральному собранию, подсчитали в Reuters.

Где эти деньги взять, если сегодня российская экономика работает на пределе своего потенциала, становясь все более военизированной, архаичной и испытывая острый дефицит производственных мощностей, современных технологий и рабочих рук?

Путин потребовал справедливости. Что это значит?

Ответ прозвучал, но в самых общих словах. В частности, президент проанонсировал налоговый маневр – «более справедливое распределение налогового бремени в сторону тех, у кого более высокие доходы». Судя по всему, мера коснется и бизнеса, и физических лиц. Вообще со справедливостью, этим исторически болезненным для россиян понятием, дела сегодня обстоят хуже некуда. Применительно к теме налогообложения посыл можно интерпретировать так: «Денег нет, но вы держитесь, придется поделиться с государством».

Минфин будет работать над более справедливым налогообложением, тут же заявил глава ведомства Антон Силуанов. Разумеется, главный по бюджету и налогам не мог не отреагировать на призыв Путина «продумать подходы к модернизации нашей фискальной системы». Беда в том, что у основной массы российских госчиновников (Силуанов – ярчайший пример) весьма специфические представления о справедливости: она для них сводится исключительно к тому, что приносит материальную выгоду государству.

Конкретно речь идет о полномасштабном возврате к дифференцированной налоговой ставке. Людям со средними доходами следует приготовиться: российское государство нынче для бедных, а не для среднего класса. Который начал было формироваться в тучные 2000-е годы, но после печально переломного для страны 2014-го постепенно утратил прежний статус драйвера экономики. Похоже, сегодня его собираются добить окончательно.

Минфин в лице Силуанова тут же взялся за дело

Прогрессивная шкала налогообложения существовала в РФ до 2001 года: ставка НДФЛ колебалась от 12% до 30% в зависимости от дохода. Переход на так называемую плоскую шкалу, когда все стали уплачивать одинаковые 13%, был реализован для повышения собираемости налогов. Меру объясняли «справедливостью», а также необходимостью покончить с широко распространенной практикой зарплат «в конверте». В ноябре 2020-го прогрессивную шкалу вернули, но в урезанном виде: люди, чей годовой доход превышает 5 млн рублей, должны платить 15% от суммы. А 3 октября прошлого года в Госдуму внесли законопроект, в котором предлагалось внести изменения в Налоговый кодекс и установить налоговую ставку в пределах от 0% до 35%: в первом случае для граждан с доходом до 360 тысяч рублей, в последнем – для тех, кто ежегодно зарабатывает более 100 млн рублей.

«То, что прогрессивный подоходный налог затрагивает главным образом сверхбогачей – заблуждение, - говорит экономист, в прошлом замминистра экономики Владимир Милов. – Представители этой категории его вообще не платят, поскольку деньги получают в виде доходов от собственности, имущества, через разного рода офшоры и так далее. А вот айтишники, банковские и прочие высокооплачиваемые работники - да, с их зарплат будут снимать больший процент».

Что касается месседжа Путина про справедливость... Как его понять, когда известно, что буквально сто семей прихватизировали всю страну и держат ее под своим контролем? На текущий год запланировано резкое - на 22% - увеличение доходов бюджета.

Бывший замминистра экономики Владимир Милов считает, что государство нацелится на тех, кто пожирнее

Власти намекают, что налоги повысят. Но какие именно? Видимо, рассуждает Милов, государство будет действовать как в 30-е годы, в пору тотальной коллективизации, нацеливаясь на тех, кто «пожирнее».

Также Путин говорил о «гарантиях неприкосновенности собственности, активов и новых вложений», о том, что «никому - ни представителям власти, ни сотрудникам правоохранительных органов - не позволено притеснять бизнес». И в это же время идет процесс массового отъема довольно крупных активов – это и автодилер «Рольф», и Киви-банк, и Челябинский электрометаллургический комбинат. А вообще, резюмирует Милов, подоходный налог не принесет государству много денег: скорее «комиссары» будут разбираться с прибылью предприятий и забирать то, что сочтут излишками. Как мрачно шутили в Советском Союзе, у кого на сберкнижке больше трех тысяч рублей - тому добавят, у кого меньше - отнимут.

«Управлять системой прогрессивного налогообложения крайне тяжело и сложно, - отмечает доктор экономических наук Игорь Липсиц. – Расходы на администрирование таких фискальных механизмов заведомо выше, чем получаемый с их помощью дополнительный доход. Именно поэтому Минфин так долго противился введению системы».