Доживем до воскресенья. А в понедельник – война! заметки Эйнуллы Фатуллаева, репортаж седьмой, все еще актуально

Эйнулла Фатуллаев, Кирьят-Шмона

…Завораживает непередаваемая манящая красота лугов Галилеи. Вдохновляюсь удивительным ароматом природы в дни ее пробуждения.

«Остановите, пожалуйста, машину», - обращаюсь к своему водителю – жителю Яффа, одному из последних обитателей поредевшей «арабской улицы». Всю дорогу до Галилеи он рассказывал, как богатые евреи скупают исторические кварталы арабов. И строят фешенебельные новостройки, которые потом же скупают за миллионы долларов другие богатые евреи. Но после начала войны торговля недвижимостью застыла. Все сделки остановились. Все по законам кейнсианства: нет спроса, нет и предложений…

Непередаваемая манящая красота лугов Галилеи

В ясном небе все еще удерживается полуденный зной, а томящая тишина ясно указывает на отсутствие жизни. Евреи снова покидают Галилею, как и сотни лет назад после арабского нашествия на эти римские земли. Здесь перетекали волны истории. Галилея – древнееврейское слово, означает волна.

Новая волна войны накрывает эту землю, переходившую из рук в руки – от великой Персии до великого Рима. На горизонте всплывают чарующие холмы, занятые «новыми персами» - проиранскими шиитскими ополчениями «Хезболлы».

Мы подъезжаем к еврейскому городу Кирьят-Шмона, основанному после провозглашения Израиля на месте арабской деревни аль-Халиса. История очень похожа на римскую насыпь – одна цивилизация покрывает другую, чтобы тоже когда-нибудь кануть в небытие.

В Кирьят-Шмоне - благоустроенном, уютном, теплом городке - не осталось жителей. Все покинули свои дома. Город простреливается с зеленых холмов российскими гранатометами и неуправляемыми ракетами. Мимо пролетают пули. Мимо проходят солдаты израильской армии. Один из них говорит по-английски, но тактично уклоняется от прямых ответов. Общаться больше не с кем. Стоит мертвая тишина.

Кирьят-Шмона, позади на холмах стоят бойцы «Хезболлы»

Удивительное свойство израильской демократии. В стране бушуют две свирепые войны, а я подхожу к самой границе Южного Ливана, к линии соприкосновения с противником, но никто не останавливает, не спрашивает документов, не преследует, не третирует, не интересуется целью приезда… Иди куда хочешь. Дыши воздухом свободы. Смотри, фотографируй – хочешь живи, а хочешь умирай. Все дело в собственном выборе. Никому нет до тебя дела. Но все при этом отлаженно работает как часовой механизм…

В небо поднята израильская военная авиация в ответ на утренний ракетный обстрел со стороны Южного Ливана.

Не могу понять и найти ответ на вопрос: зачем же подвергать пустующие города обстрелам? Ведь «Хезболла» из тех же газетных сообщений знает, что еврейское население покинуло приграничные города и кибуцы. Никого нет. Зачем же впустую тратить дорогостоящие ракеты?

Версию достойную внимания озвучил израильский журналист Нир Двори. По его информации, во время последнего обстрела из 30 выпущенных ракет всего лишь 12 были перехвачены совершенной израильской системой противоракетной обороны «Железный купол». Напомню, что и азербайджанская ПВО вооружена этой системой, что создавало у нас в Баку чувство защищенности и уверенности во время Второй Карабахской войны.

Почему «Хезболла» тестирует «Железный купол»?

Зачем же расходовать ракеты на обстрел пустой местности? У Нира Двори очень серьезная версия! По его словам, «Хезболла» прибегла к уловке, тестируя «Железный купол» и пытаясь ее обойти. Пока шиитской армии не удается прорвать систему – 90% ракет сбивается. Однако массовыми запусками ракет «Хезболла» пытается установить местоположение израильского ПВО и мощным огневым залпом накрыть ее. Есть и вторая цель – в «Хезболле» полагают, что одновременный запуск множества ракет снижает эффективность системы, которая не успевает реагировать на новые запуски.

К тому же «Хезболла» тестирует систему ПВО против беспилотников…

Раздумывая над версией Нира Двори, невольно дохожу до деревушки Кфар-Билу. В этом еврейском селе проживает около тысячи жителей. На удивление жители села все еще не эвакуированы. Я подхожу к молодому парню лет 30 с ермолкой на голове. Спрашиваю об обстановке. И на мой вопрос он показывает фотографию обстрела села на своем айфоне. Прошу дать интервью. Назвать свое имя. Категорически отказывается. Но при этом жалуется на правительство своей страны. «Нас бросили. И не вывозят отсюда. А нас обстреливают каждый Божий день!» - рассказывает набожный парень с ермолкой. А в глазах стоит страх и потерянность. На вопрос о том, что ведь жителей соседней Кирьят-Шмоны не бросили и эвакуировали и почему его односельчане не уезжают, скукожившийся парень отвечает: «Им выдали пособия, вот они и уехали. Нам пособия не выдают». Сказал и сбежал… На горизонте вместе с надвигающимися сумерками исчезает белая ермолка.

Вокруг ни души, одни солдаты

Жители села необщительны, подозрительны, неприветливы и отказываются разговаривать, особенно узнав, что перед ними журналист. К тому же заморский. «Никаких фотографий!» – категорический ответ поражает. Люди запуганы, понятное дело.

Вот рядом еще один кибуц – Бетилель. И он пустой. Жителей этой коммуны вывезли после недавнего обстрела.

На дороге нет автомобилей. Нет и людей. Мимо проходит полчище ЦАХАЛовцев. И бросают на меня с водителем вопрошающие взгляды: дескать, неужели в Бетилели остались жители?

Докуриваю последнюю сигарету, пора в путь! А тем временем западные радиостанции сообщают «об углублении кризиса между Израилем и Норвегией, которая призвала своих бизнесменов воздержаться от торговли с израильскими поселениями». Оглядываюсь вокруг и спрашиваю вслух норвежское правительство: с кем торговать-то? Вокруг ни одной души! Понимают ли там на Западе суть происходящего в Израиле, не берусь судить… Похоже, там где-то на Западе стали плохо понимать современный мир!

Что ж, доживем до понедельника!

И уже через несколько часов в Бат-Яме встречаю первую весточку: сегодня «Хезболла» распространила видеоролик в израильском сегменте соцсетей. Фабула видеоролика до боли знакомая со времен холодной войны Азербайджана с Корпусом стражей исламской революции.

«Мы на вас нацелили ракеты, у вас есть время до конца недели». Что ж, доживем до понедельника!..

(Продолжение следует)