С одной стороны, борьба с иноагентами, с другой – с русским «Миром» наша корреспонденция; все еще актуально

Зухра Новрузова, спецкор по странам Средней Азии

Два вопроса волновало кыргызстанскую общественность в процессе жаркого обсуждения закона «О некоммерческих организациях». Первый: «Так иноагент – это плохо или хорошо?» И второй: «Когда начнут сажать?»

Такой накал страстей совершенно неслучаен. Во времена Розы Отунбаевой в государственных учреждениях Кыргызстана даже существовала разнарядка, кто сколько НПО/НКО создаст и сколько грантов они получат. Подобное отношения привело к тому, что НПО/НКО с иностранным финансированием росли как грибы, без всякого учета и контроля со стороны государства.

Суммы там гуляли если и не огромные, то по кыргызстанским меркам вполне себе приличные, без всяких налогов – словом, было весело, было хорошо. Вполне естественно, что среди гражданских активистов нашлось немало тех, кто решил, что «грех быть у ручья и не напиться». И припадали к этому источнику совершенно бесцеремонно, беззастенчиво «путая собственную шерсть с государственной».

Во времена Розы Отунбаевой НПО росли как грибы

Именно подобное положение дел и стало главной причиной для властей навести хоть видимость порядка в данной сфере. «Почему НПО в развитых западных странах регистрируются в Министерстве юстиции, в Налоговой службе, открывают счет в банке и не делают того же, когда приходят к нам? Или мы второсортная страна? Нет, это не так. Мы больше не допустим подобных сомнительных действий», - заявил по этому поводу президент Кыргызстана Садыр Жапаров.

Вполне естественно, что эти планы вызвали возмущение тех, кого ситуация полной бесконтрольности и «свободы» в отношении использования финансов, идущих из-за рубежа, полностью устраивала. Более того, была для них необычайно комфортной. И столь же естественно, что любые попытки государства покуситься на нее, по сути, заглянуть в кошельки гражданских активистов, да еще что-то оттуда изъять, не могла не вызвать с их стороны самого решительного протеста.

Которому тут же попытались придать политический оттенок: «Нас будут судить, нас будут преследовать». Однако пока из текста принятого закона это не следует. Там всего лишь идет речь о том, что «для усиления контроля за неправительственными организациями уполномоченный орган в сфере государственной регистрации наделен рядом дополнительных контрольных функций и осуществлять проверку».

Жапаров успокаивает общественность

Словом, пока не до «посадок», пока хотя бы разобраться, сколько в стране НКО, какие деньги в обороте, на что они расходуются и кто в конечном итоге выгодополучатель всего этого бизнеса, а это в Кыргызстане действительно бизнес, и бизнес серьезный, со всеми вытекающими из этого последствиями, как положительными, так и негативными.

В разговоре на эту тему нельзя обойти тот факт, что разработчики закона не стали особо себя утруждать и заимствовали аналогичный российский закон ни много ни мало, а, как показали исследования, аж на 69,2%. Что подстегнуло кыргызстанское общество в нагнетании негатива вокруг него. Как этот закон используется в России – всем прекрасно известно, почему же его «бишкекский вариант» должен быть «розовым и пушистым» и работать как-то по-другому?

И никакие заверения Жапарова это недоверие не переломят. Пусть он хоть сто раз повторит: «Я как глава государства гарантирую, что никаких преследований не будет. Мы не ядерная страна. Мы пока не собираемся летать в космос. У нашего государства нет секретов, которые нужно скрывать от вас и ваших доноров. У нас всю информацию можно найти в открытых источниках».

С иноагентами все ясно, но от «Мира» пришлось отказаться

Но представляется, что пока паника преждевременна. И далека от того, что «путинизм шагает по Центральной Азии», как было вынесено в заголовок одного весьма авторитетного международного издания. Шагать-то он по региону шагает, глупо отрицать тенденцию. Но по принципу «шаг вперед – шаг назад», что и продемонстрировал Бишкек, заблокировав с 5 апреля работу на территории республики работу карт платежной системы «Мир».

Честно признаться, такого здесь никто не ожидал, рассчитывая, что в данном вопросе кыргызстанские власти предпочтут «пробежать между струями дождя» и Москву не огорчить, и себя не обидеть. Однако они выбрали самый жесткий вариант. И что последует за ним – надо наблюдать. Сейчас же Бишкек остается с собственными иноагентами, но без российского «Мира». И эта двусмысленность неизбежно в ближайшее время будет разрешена. А в какую сторону – покажет время.