Севиль Нуриева: «Турция и Азербайджан идут к конфедерации» печатная версия интервью, часть третья

Отдел информации

Представляем вниманию читателей haqqin.az третью (заключительную) часть печатной версии видеобеседы журналиста Эйнуллы Фатуллаева с известной азербайджанской и турецкой журналисткой, политическим аналитиком Севиль Нуриевой.

В своей беседе журналисты затронули наиболее актуальные вопросы внутренней и внешней политики Турции, а также проблемы регионального порядка.

С первой частью беседы печатной версии можно ознакомиться по этой ссылке. Со второй частью – по этой.

Севиль Нуриева

- Не будем забывать про диалектику исторического процесса. В нашем регионе Османская и Российская империи исторически всегда были соперниками и никогда - союзниками. Это тоже часть сбалансированной политики?

-  Да, Турция и Россия на протяжении истории несколько раз воевали. Однако, необходимости делать это вновь нет. Другими словами, прошлое осталось в прошлом и на события нашего времени влиять не должно.

В частности, мне очень понравилась позиция президента России относительно событий 15 июля. Когда за океаном все еще спали, он первым выразил поддержку законно избранному президенту Турции.

С другой стороны, Россия – наш сосед. В целом, наблюдая за политикой этой страны, я начала проявлять к ней интерес.

Расскажу Вам следующее. В 90-е годы прошлого века, после распада СССР, я, да и Вы, насколько мне известно, в рамках программ различных институтов часто бывали в США, Великобритании, в Европе… И я довольно часто рассматривала события в России и в нашем регионе через призму западных взглядов. А потом однажды решила посмотреть на вещи с точки зрения российских источников.

Продолжая образование в России, я начала глубже изучать историю российско-турецких взаимоотношений и поэтому, кстати, стала посещать музеи. Это касательно фотографий, о которых Вы говорили (смеется).

Кстати, когда я попала в Лувр и Версальский дворец, то впервые узнала, что такое дворец без туалетов. Культура туалетов, которая пошла от османов, до Франции XVIII века так и не добралась…

- Кстати, тогда османы и французы были союзниками.

- Да. В те времена король Франции часто обращался к османскому султану, прося прислать врачей, – эпидемии чумы выходили из-под контроля. Однажды султану стало интересно, и он решил спросить у турецких медиков, почему Францию так часто охватывают всевозможные эпидемии. И врачи объяснили, что причина – в отсутствии гигиены. Тогда султан решил отправить во Францию инженеров, чтобы те помогли установить в домах ванные и туалеты. При этом он просил донести до сведения короля Франции, что, если его рекомендация не будет принята, направлять врачей в эту страну он больше не будет.

Словом, хочу сказать, что, находясь за рубежом, я первым делом посещаю различные дворцы. Отсюда и мой интерес к Кремлю. Еще в Москве я бывала в Большом театре. В целом, отвечая на один из Ваших предыдущих вопросов, хочу сказать, что находиться в подобных местах – это нормальная практика.

- Вы говорите, что во время попытки государственного переворота в Турции Путин оказал поддержку Эрдогану. Но Дугин в одном из своих интервью говорил, что на самом деле все было гораздо интереснее. По его словам, российская разведка спасла жизнь Эрдогана, которого, мол, защищали две тысячи российских разведчиков. 

- Непонятно, откуда у Дугина такая информация. Я об этом ничего не знаю… На кого работает Дугин?

- Дугин связан с ФСБ.

- Повторяю, у меня нет такой информации. Знаю только, что во время этих событий турецкий народ поступил мудро. А сам Эрдоган действовал очень хладнокровно. Турки справились с последствиями происков агентурной сети. Потому что их возглавляет такой лидер как Эрдоган.

Что же касается Путина, то он действительно первым выразил свою поддержку. Считаю это очень важным фактором.

- Нет ли в Турции опасений, что за одной «пятой колонной» может прийти другая? Да, справиться с FETO турки сумели. Но ведь КГБ по-прежнему жив. Даже несмотря на развал СССР и ослабление России.

- Турция – это цивилизованное государство, которое управляется очень грамотно, на основе идеально выстроенной системы взаимоотношений. Я не могу сказать, что с угрозой FETO полностью покончено. Не могу сказать, что больше нет «пятой колонны». Но полностью согласна с тем, что опасность существует, хотя турецкое государство это учитывает.

В целом, турецкие государство и народ – и я в этом абсолютно уверена - рано или поздно выявят любые подобные элементы. И предпримут соответствующие меры. Вне зависимости от того, кому эти элементы служат. Хочу особо подчеркнуть, что это относится даже к самым близким союзникам. Повторюсь: подобные попытки были, есть и будут. Но успехом они, уверяю Вас, не увенчаются.

- Кстати, за последние месяцы в отношениях Турции и России наблюдается некоторое охлаждение. Турецкие компании в России закрываются, их банковские счета – замораживаются. Российские олигархи, переехавшие в Турцию на фоне введения санкций, постепенно покидают страну и перебираются в Объединенные Арабские Эмираты. Ну, и кульминационный момент: 9 мая, в день, когда русские празднуют Победу, Эрдоган будет не в Кремле с Путиным, а в Белом доме – с Байденом…

Эйнулла Фатуллаев

- Но Эрдоган никогда не посещал Кремль в этот день…

- Я имею в виду конкретную дату приглашения. Не десятого, не пятнадцатого, а именно 9 мая. Лидер страны, которую в Москве когда-то представляли как своего союзника, будет в этот день вести переговоры стратегического характера с президентом Соединенных Штатов Америки. Лично мне кажется, в этом есть какой-то подтекст. Я имею в виду принимающую сторону…

- Подтекста не вижу, хотя все возможно. Что касается самого Эрдогана, то хочу подчеркнуть – он большой мастер донесения различных политических месседжей. И подобного рода послания – явно не его стиль. Как правило, свои месседжи он озвучивает и доносит уже в ходе самих переговоров. Это, во-первых. Во-вторых, Эрдоган учитывает тот факт, что Россия является соседом Турции по Черноморскому региону. Он также в курсе влияния Кремля на тюркоязычные страны Центральной Азии. То есть, Эрдоган не рассматривает Москву как некий противовес США. То же самое работает и в обратную сторону. Вашингтон – это глобальная держава и партнер Анкары по НАТО. Работая с этими двумя государствами, Эрдоган стремится выполнить единственную цель – оказать максимальную пользу Турецкой Республике.

Вы же видели, что Турция, будучи членом НАТО, купила у России зенитно-ракетные комплексы С-400. И в то же время поставляет оружие Украине. Другими словами, интересы Эрдогана – это интересы Турции. И они, как Вы видите, не предполагают разрыва связей с какой-либо стороной. Анкаре не нужны враги. И ее внешняя политика ведется именно в этом контексте.

- Коль скоро мы заговорили о врагах, хочу спросить у Вас: откроет ли Турция границы с Арменией?

- Полагаю, Вы прекрасно знаете, что Турция рассматривает этот вопрос через призму своих отношений с Азербайджаном. Все будет зависеть от подписания мирного соглашения между Баку и Ереваном. Такая тенденция в целом есть, ее стараются продвинуть как США, так и Европа. Однако в системе приоритетов турецкой внешней политики Азербайджан всегда стоит на первом месте. Турция будет рассматривать ситуацию через призму Азербайджана, поскольку интересы Баку – это интересы Анкары.

- Другими словами, Вы считаете, что интересы Турции и Азербайджана полностью идентичны? Неужели нет никаких различий? Например, в национально-государственных интересах?

- Разумеется, есть! Однако консенсус между Турцией и Азербайджаном во внешнеполитических вопросах, является практически идеальным! И идет к такому пику взаимопониманий, который позволит в будущем рассматривать вопрос о создании конфедерации. Направление уже взято. Конечно, это не наступит завтра. Но наши дети потом, возможно, станут его свидетелями, я в этом уверена! Потому что в новом столетии будущее Южного Кавказа и тюркского мира связано с Турцией. Но это будущее не может наступить за счет ухудшения отношений Анкары с Москвой. И Турция должна вести свою политику, учитывая интересы России как основной фактор.

Поэтому мы, так сказать, заново изучаем и анализируем эту страну. Рассматриваем ее через призму тюркских интересов, хотя раньше смотрели на эту страну сквозь «западные» очки. Но это, повторюсь, не значит, что нужно разрывать отношения с Западом. С США и Великобританией мы как сотрудничали, так и продолжим сотрудничать.

- А как насчет общечеловеческих ценностей? Гуманизма?

— Это пресловутая пропаганда ЛГБТ…

- Нет, когда я говорю об общечеловеческих ценностях, подразумеваю то, как Россия сметает с лица земли украинские города

- Это действительно происходит, не отрицаю. Но я говорю немного о другом. Все прекрасно знают, почему началась эта война, и я не стану в это углубляться. Во-первых, мы не должны в это вмешиваться по указке США, Европы и Великобритании. Мы просто не можем позволить себе такую роскошь. Во-вторых, традиционные ценности, которые пропагандирует Россия, лично мне очень импонируют. В-третьих, Россия – это огромный рынок, который нельзя терять. В-четвертых, подумайте о людях, убитых с 2014 года в Донецке и Луганске. А это разве не общечеловеческие ценности? Почему же тогда мы молчали? Ведь в Донецке и Луганске были убиты 13 тысяч человек, в том числе, дети. Вспомните, как Порошенко призывал бомбить жителей Донбасса (это фейковая информация - ред). Взгляните на аргументы России. Они говорят: «Не начни мы войну, напали бы на нас». Кстати, это признают и европейские лидеры. Иными словами, мы не собираемся участвовать в этой, по факту, театральной постановке.

Помните, Эрдоган хотел создать переговорную платформу на стамбульской площадке? Но Великобритания этого не позволила.

- Сейчас Вы озвучиваете версию Путина…

- Зеленский сам признал это в интервью.

- Но сам Эрдоган этот вопрос не комментировал.

- Эрдоган – не судья. Он, повторяю, исходит из интересов Турции. Подумайте: любая нестабильность в районе Черного моря в первую очередь ударит по Турции. Перемирие между Москвой и Киевом отвечает интересам Анкары. Страдает и бизнес. Вы же знаете, что Турции пришлось присоединиться к некоторым ограничениям в банковской сфере. Короче, никакого охлаждения в отношениях Анкары и Москвы нет. Просто Турция действует, исходя из своих интересов. И в соответствии со своими возможностями. А потому соблюдает нейтралитет.