Стратегия Нетаньяху: опустить авторитет Израиля до нуля, рассориться с США и арабским миром околоноля, все еще актуально

Эльнур Эминоглы, автор haqqin.az

В понедельник, 17 июня, премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху распустил военный кабинет, созданный вскоре после нападения ХАМАС и начала войны в Газе.

Вполне ожидаемое решение, особенно после того, как два его члена, Бени Ганц и Гади Айзенкот, вышли из него, так и не дождавшись от израильского премьера ответа на вопрос, куда стране двигаться дальше – стремиться к миру или увязать в трясине войны.

Ликвидировать «кабинет войны» Нетаньяху было просто необходимо, поскольку ушедших из него Бени Ганца и Гади Айзенкота вполне могли заменить Итамар Бен-Гвир и Бецалель Смотрич – «министры-экстремисты»

Похоже, что на этот вопрос и у самого Нетаньяху нет четкого ответа. Война до победного с перспективой опустить авторитет Израиля в мире до нуля и рассориться с США, а заодно и с блоком арабских стран, с которыми все только началось налаживаться? Или мирные соглашения с ХАМАС, которые ничего на перспективу не дадут, а всего лишь на время заморозят конфликт?

Решение о роспуске «военного кабинета» произошло в тот момент, когда Израилю предстоит принять важные и трудные решения, к выработке которых правительство еврейского государства еще и не приступало, поскольку стратегические подходы не сформированы. А ответить на вопрос «как?» невозможно, не ответив на вопрос «зачем?»

Критики Нетаньяху говорят, что на принятие решений влияют ультранационалисты в нынешнем кабинете и его желание остаться у власти. Нетаньяху, естественно, это категорически отрицает, утверждая, что в первую очередь он руководствуется интересами страны. Избегая в то же время ответа на вопрос, в чем конкретно они на данный момент заключаются.

Трагедия Нетаньяху, как человека и как политика, заключается в том, что он переоценил значимость традиционных реакций, принятых в израильском истеблишменте на те или иные события

А между тем война продолжается, и уже сейчас понятно, что заявления израильского премьера о «разгроме основных сил ХАМАС» были излишни, мягко говоря, оптимистичны. Как было это недостижимо и раньше, так и остается недостижимым сейчас. Нетаньяху словно забыл, что ХАМАС – это не регулярная армия, которую можно разгромить на поле боя, что это совершенно иной противник, требующий иных подходов, и не все они должны быть военными.

Ликвидировать «кабинет войны» ему было просто необходимо, поскольку ушедших из него Бени Ганца и Гади Айзенкота вполне могли заменить Итамар Бен-Гвир и Бецалель Смотрич – «министры-экстремисты», как их называют. И тогда возникла бы весьма пикантная ситуация, когда Нетаньяху оказался бы в этом кабинете самым левым, в той роли, которую он всегда старательно избегал, предпочитая, чтобы ее исполняли другие - те же центристы или левые.

Трагедия Нетаньяху, как человека и как политика, на мой взгляд, заключается в том, что он переоценил значимость традиционных реакций, принятых в израильском истеблишменте на те или иные события.

Нетаньяху для Израиля теперь человек, который отвечает за все. В первую очередь, за провалы и поражения

Чтобы было понятно, о чем сейчас говорим - есть вызов, старый и привычный. Есть протокол реагирования на него, и все это годами, если не десятилетиями отработано до автоматизма. А сегодня Израиль столкнулся с новыми вызовами. Да и мир вокруг него тоже заметно поменялся. И то, что работало раньше – теперь работать отказывается. Новые вызовы требуют новых ответов, а откуда они возьмутся, если к их разработке израильская элита даже еще и не приступала?

Роспуск «военного кабинета» не является трагедией для Нетаньяху. Более того, она дает ему больше власти. Но вместе с тем и возлагает на него больше ответственности, которую ему теперь не с кем разделить. И вряд ли ему стоит этому радоваться, поскольку он для Израиля теперь человек, который отвечает за все. В первую очередь, за провалы и поражения.